Говорят дети!

CoolYoMa 12 дек 2018, 21:33

Володя, 15 лет.
На столе лежат фруктовые батончики с надписями: для похудения, для интеллекта и так далее...
Сын: я возьму батончик?
Я: да, но в зеленом фантике мой (для похудения)
Сын: я вижу.
Потом долго объяснял, что он не то имел ввиду  :D

Володя, 15 лет.

 

На столе лежат фруктовые батончики с надписями: для похудения, для интеллекта и так далее...

Сын: я возьму батончик?

Я: да, но в зеленом фантике мой (для похудения)

Сын: я вижу.

 

Потом долго объяснял, что он не то имел ввиду  :D

Праздники России

"После своих потерь я поняла главное: не надо откладывать и бояться отпраздновать мою беременность" PDF Печать E-mail
29.01.2018 15:45

Мы потеряли нашего первого нерожденного малыша в январе, второй выкидыш случился в апреле; сейчас я снова беременна, третий раз за год. Еще рано. На моем сроке велик риск нового выкидыша, но я все равно хочу, чтобы мир знал о новом человеке.
После своих потерь я поняла главное: не надо откладывать и бояться отпраздновать мою беременность с семьей или друзьями. Это не значит, что в этот раз я уверена в успехе, или что моя вера сильнее; это не так. Я боюсь и каждое утро думаю, не начнется ли сегодня новое кровотечение.
Но я хочу говорить об этой беременности, потому что радость сильнее страха. Должна быть сильнее, иначе нет причин жить. Ждать лучшего момента, когда опасность уменьшится, когда статистика выкидышей для моего срока будет лучше — значит позволить страху победить радость, по крайней мере, в моем сердце.
В третью беременность мне понадобилась неделя, чтобы позволить себе радоваться этому ребенку, я боялась причинить себе боль, если что-то пойдет не так. Но, на самом деле, если вы хотите защитить себя от разочарования, отгораживаясь от счастья, вы только обманываете себя, потому что ничего не может по-настоящему облегчить горе от потери ребенка.
Что вы делаете, когда счастливы? Кричите об этом на весь мир. Я беременна! Кто-то прыгает и скачет внутри меня. Этот человек может умереть сейчас, может умереть ребенком, взрослым или стариком, но от меня это не зависит.
Я не могу оставить попытки контролировать ситуацию. Но нет ничего такого, что я могла бы съесть, или привычки, которую я могла бы выполнять, чтобы гарантировать мне встречу с моим малышом. (Мой врач говорит, что со мной все хорошо, и мои выкидыши были просто неудачей). Нет никакой молитвы, чтобы заставить Бога дать мне больше ответственности. Нет определенного количества веры, которое гарантирует счастливое будущее моего малыша.
Если вы понимаете, что у вас нет контроля над какой-то ситуацией, страх теряет свою силу. Жизнь и смерть — тайна для меня, я не властна над ними, и благодаря этому знанию я могу быть рада, что эта жизнь существует, что бы ни случилось завтра. Я надеюсь, и молюсь, и пытаюсь вырвать обещания из Бога, и тщетно искать знаки, но я также знаю, что счастье не зависит от этого.
Апостол Павел сказал: «когда будут говорить «мир и безопасность», тогда внезапно постигнет их пагуба». Он имел ввиду горделивую надпись, которая в то время была напечатана на всех монетах в Риме — мир и безопасность. Кто мог поверить в это тогда? Но Рим пал, как и все. Мир и безопасность прекрасны, но они никогда не бывают действительно надежны.
Когда я сообщила всем о своей первой беременности, я уже потеряла своего ребенка, просто еще не знала об этом. Я запостила гордое фото моего маленького живота, и моя семья радовалась вместе со мной. Потом мы вместе горевали, и я была очень благодарна им за поддержку. В следующий раз у меня даже не было времени сообщить о беременности. Малыш умер всего через день после того, как он или она прикрепились в моем животе. Этот ребенок пришел и ушел очень тихо, и никто не знал о нашей потере.
Можно было сохранить этот секрет. Наша семья имела право скорбеть так, как мы пожелаем, и новая жизнь — это очень личное дело. Но я все же чувствую, что этого ребенка было необходимо оплакивать, как и первого, и, что еще важнее, жизнь малыша, как бы коротка она ни была, следует праздновать не только родителям, но и всей человеческой общине, к которой малыш уже принадлежит.
Мне не нравится описывать свой опыт с позиции «что мне это дало», хотя это заманчиво. Звучит так, как будто Бог организовал эти трагедии, просто чтобы научить меня чему-то. Но этот год показал мне, насколько иллюзорна на самом деле наша уверенность в контроле.
У меня нет никаких гарантий по поводу жизни моего сына, моей собственной жизни или что мой еще не рожденный малыш будет жить. Я уверена, что принятие этой страшной правды займет всю мою жизнь, но пока это принесло мне немного покоя, потому что если у нас нет контроля, по крайней мере, нам не нужен контроль, чтобы быть счастливыми.

Мы потеряли нашего первого нерожденного малыша в январе, второй выкидыш случился в апреле; сейчас я снова беременна, третий раз за год. Еще рано. На моем сроке велик риск нового выкидыша, но я все равно хочу, чтобы мир знал о новом человеке.

 

После своих потерь я поняла главное: не надо откладывать и бояться отпраздновать мою беременность с семьей или друзьями. Это не значит, что в этот раз я уверена в успехе, или что моя вера сильнее; это не так. Я боюсь и каждое утро думаю, не начнется ли сегодня новое кровотечение.

 

Но я хочу говорить об этой беременности, потому что радость сильнее страха. Должна быть сильнее, иначе нет причин жить. Ждать лучшего момента, когда опасность уменьшится, когда статистика выкидышей для моего срока будет лучше — значит позволить страху победить радость, по крайней мере, в моем сердце.

 

В третью беременность мне понадобилась неделя, чтобы позволить себе радоваться этому ребенку, я боялась причинить себе боль, если что-то пойдет не так. Но, на самом деле, если вы хотите защитить себя от разочарования, отгораживаясь от счастья, вы только обманываете себя, потому что ничего не может по-настоящему облегчить горе от потери ребенка.

 

Что вы делаете, когда счастливы? Кричите об этом на весь мир. Я беременна! Кто-то прыгает и скачет внутри меня. Этот человек может умереть сейчас, может умереть ребенком, взрослым или стариком, но от меня это не зависит.

 

Я не могу оставить попытки контролировать ситуацию. Но нет ничего такого, что я могла бы съесть, или привычки, которую я могла бы выполнять, чтобы гарантировать мне встречу с моим малышом. (Мой врач говорит, что со мной все хорошо, и мои выкидыши были просто неудачей). Нет никакой молитвы, чтобы заставить Бога дать мне больше ответственности. Нет определенного количества веры, которое гарантирует счастливое будущее моего малыша.

 

Если вы понимаете, что у вас нет контроля над какой-то ситуацией, страх теряет свою силу. Жизнь и смерть — тайна для меня, я не властна над ними, и благодаря этому знанию я могу быть рада, что эта жизнь существует, что бы ни случилось завтра. Я надеюсь, и молюсь, и пытаюсь вырвать обещания из Бога, и тщетно искать знаки, но я также знаю, что счастье не зависит от этого.

 

Апостол Павел сказал: «когда будут говорить «мир и безопасность», тогда внезапно постигнет их пагуба». Он имел ввиду горделивую надпись, которая в то время была напечатана на всех монетах в Риме — мир и безопасность. Кто мог поверить в это тогда? Но Рим пал, как и все. Мир и безопасность прекрасны, но они никогда не бывают действительно надежны.

 

Когда я сообщила всем о своей первой беременности, я уже потеряла своего ребенка, просто еще не знала об этом. Я запостила гордое фото моего маленького живота, и моя семья радовалась вместе со мной. Потом мы вместе горевали, и я была очень благодарна им за поддержку. В следующий раз у меня даже не было времени сообщить о беременности. Малыш умер всего через день после того, как он или она прикрепились в моем животе. Этот ребенок пришел и ушел очень тихо, и никто не знал о нашей потере.

 

Можно было сохранить этот секрет. Наша семья имела право скорбеть так, как мы пожелаем, и новая жизнь — это очень личное дело. Но я все же чувствую, что этого ребенка было необходимо оплакивать, как и первого, и, что еще важнее, жизнь малыша, как бы коротка она ни была, следует праздновать не только родителям, но и всей человеческой общине, к которой малыш уже принадлежит.

 

Мне не нравится описывать свой опыт с позиции «что мне это дало», хотя это заманчиво. Звучит так, как будто Бог организовал эти трагедии, просто чтобы научить меня чему-то. Но этот год показал мне, насколько иллюзорна на самом деле наша уверенность в контроле.

 

У меня нет никаких гарантий по поводу жизни моего сына, моей собственной жизни или что мой еще не рожденный малыш будет жить. Я уверена, что принятие этой страшной правды займет всю мою жизнь, но пока это принесло мне немного покоя, потому что если у нас нет контроля, по крайней мере, нам не нужен контроль, чтобы быть счастливыми.

Источник: http://www.matrony.ru/radost-silnee-straha/
Обсудить в форуме - http://www.mal-kuz.ru/forum/viewtopic.php?f=47&t=31997

 
 

 

 

Кто на сайте

Сейчас 233 гостей онлайн