«Не могу ничего изменить» – что такое выученная беспомощность PDF Печать E-mail
Автор: Administrator   
03.10.2017 22:18

Почему человек бездействует в момент, когда совершенно необходимо что-то сделать, и что такое выученная беспомощность, рассказывает психолог Ирина Рокотова. Если вы воспринимаете свекровь или тещу как тайфун, а себя считаете пострадавшими от стихии – этот текст вам точно пригодится.
Ей 37 лет, и она ничего не может изменить в своей жизни. «Я какая-то безвольная» – виновато говорит она. Подруги меняют работу, а она работает там, куда пришла после вуза, хотя там никаких карьерных перспектив и сплошные придирки и сверхурочные, работа не нравится ей настолько, что она даже стала плохо спать и подумывает о том, чтобы обратиться к врачу, может быть, он выпишет какие-то таблетки. С личной жизнью у нее тоже беда, она не раз регистрировалась на сайте знакомств, но общение с потенциальными женихами дальше бесед о погоде в чате не заходило.
Однажды она решилась на встречу с симпатичным врачом, но в последний момент испугалась и никуда не пошла. «Я боюсь, что меня обидят и бросят» – говорит она. Она уже всерьез думает, что у нее какой-то дефект воли, что она не может, просто не может то, что с легкостью дается другим. Не может ничего изменить в своей жизни.
Собаки научились тому, что удара избежать невозможно
Понятие выученной беспомощности было введено пятьдесят лет назад Мартином Селигманом. Он поставил эксперимент: у собак в закрытой клетке вырабатывали условный рефлекс на звук, после которого собаки испытывали удар током.
Ожидалось, что после открытия клетки собаки, услышав звук, будут выскакивать из нее. Однако они скулили, ложились и не пытались спастись бегством. Это навело Селигмана на мысль, что собаки «научились» не тому, что от удара током, следующего за звуком, надо спасаться, а тому, что удара избежать невозможно.
Исследователь уточнил эксперимент, он взял три группы собак: у первой группы не было возможности избежать удара током, собаки второй группы могли нажать носом на специальную панель, чтобы спастись от удара, третья группа была контрольная, ее током не били.
Когда потом собак поместили в вольер с низкими стенками, которые легко перескочить – предположения подтвердились. При подаче тока через стенки перепрыгивали собаки из 2-й и 3-й группы. Собаки из первой группы оставались в клетке, не пытались спастись.
Исследователь сделал важный вывод: в формировании выученной беспомощности основную роль играет возможность или невозможность повлиять на неприятные события, другими словами, то, контролирует субъект ситуацию или нет.
Когда человек чувствует, что ничего сделать нельзя
– Как ситуации выученной беспомощности можно определить в жизни?
– Люди ничего не делают в ситуации, когда могли бы что-то сделать. Просто не предпринимают никаких попыток. Причем сторонний наблюдатель видит, что выход есть и даже не один, а человек, который, казалось бы, должен быть заинтересован в том, чтобы найти выход, ничего не делает.
Но если смотреть на ситуацию изнутри, то вариантов – не видно, или они не кажутся вариантами. Не видно и ресурсов, с помощью которых можно что-то сделать, не видно точек влияния, которые есть. Ты чувствуешь, что ничего не сработает, и сделать с этим ничего нельзя.
– Это состояние похоже на страх неудачи?
– Думаю, в большей степени это похоже на чувство безнадежности. Ощущение пассивности на телесном и эмоциональном уровне: такое всеобъемлющее чувство: «все плохо» и отсутствие импульса что-то сделать на уровне тела.
Важно еще и то, что у человека в этом состоянии отсутствует реакция на изменение ситуации. Почему? Это – важный и интересный вопрос. Чисто теоретически, если человека привязали за ногу и он делал попытки освободиться, то в момент, когда его отвязали, он просто возьмет и уйдет.
А при выученной беспомощности нет ощущения, что нога уже не привязана. Почему с непривязанной ногой человек продолжает жить так же, как с привязанной? Что с человеком происходит такого, что он перестает замечать изменение контекста? Мне кажется, что в этом и есть самое интересное.
– Насколько такие ситуации встречаются в вашей практике?
– Достаточно часто. Мне кажется, что почти любой человек в каких-то областях своей жизни чувствует, что ничего сделать нельзя. Это может касаться чего угодно, отношений с родителями, поисков работы, каких-то личных отношений, возможности выйти замуж, похудеть, выучить английский, сделать карьерный рывок. Я бы не стала излишне обобщать, но думаю, что достаточное количество людей в отдельных ситуациях думают, что ничего не могут сделать.
Как перерасти «слезы тщетности»
– Собак в эксперименте Селигмана били током. А отчего подобная модель поведения может возникнуть у людей? В чем причины?
– Из экспериментов видно, что основная причина выученной беспомощности – долгое пребывание в ситуации, когда человек (ребенок или взрослый) не может ни на что повлиять. Выбрать еду, одежду, занятие, получить поддержку в своем выборе, вернуть хорошее отношение и т.д. С другой стороны, очевидно, что никто в этой жизни не получает абсолютно все, что он хочет, и контролируем мы далеко не все, если называть вещи своими именами.
В течении «Альфа-родительства» (к нему по-разному относятся, но некоторые вещи нам сейчас пригодятся) есть понятие «слезы тщетности». Речь идет о том моменте в жизни ребенка, когда он что-то хочет, а ему этого не дают. Например, потому, что работающий миксер или горячая кастрюля – неподходящая игрушка для ребенка. Это состояние мы переживаем примерно в 2-3-летнем возрасте. И это – настоящая трагедия.
Ребенку нужно пережить отчаянье, фрустрацию и всю мировую боль из-за того, что ему никто не даст желаемое прямо сейчас. Пережив этот аффект при поддержке родителя, он успокаивается и переключается. Он принимает отказ как свершившийся факт. Ключевой момент – что он «закрывает» внутри себя ситуацию и переключается, делает что-то другое, т.е. не «остается в клетке».
У взрослого человека, пережившего «момент тщетности» и понявшего, что он желаемого не получит, по идее, должен включаться какой-то креативный механизм, переключающий его желания и стремления на что-то другое. На мой взгляд, этот механизм – противоположность выученной беспомощности. Здесь взрослый человек выгодно отличается от ребенка.
Он может утереть слезы тщетности и подумать, что можно сделать, чтобы получить желаемый результат, например, сменить тактику, провести ревизию инструментов и ресурсов, попросить помощи, а может быть – отказаться от этого проекта и начать другой. Но проделать все это можно, только «выйдя из клетки».
Когда условия изменились, а я – нет
– В экспериментах с собаками травмирующая ситуация повторялась много раз, прежде чем выработалось пассивно-депрессивное поведение. Неужели в нашей жизни бывают такие стрессы?
– Конечно. Многим людям, особенно тем, кто постарше, будет близок пример с изучением иностранного языка. Выучить его в очень средней советской школе было практически невозможно, несмотря на то, что человек ходил на уроки, выполнял домашние задания и писал контрольные, а с учителями-самородками и энтузиастами везло не всем.
Многие люди, уже став взрослыми, даже не пытаются выучить язык, зная, что это – «бесполезно». Они считают себя «неспособными к языкам», «тупыми», «с плохой памятью» и т.д.
Но если внимательно посмотреть на себя и вокруг, выяснится, что условия задачи давно изменились: вы уже не пятиклассник, который боится идти на «инглиш», потому что учительница кричит, а взрослый человек со своими достижениями, в которых проявили и ум, и способности, и хорошую память, который может позволить себе нанять квалифицированного и доброго преподавателя. Но из позиции: «Со мной все плохо, я не способен к языкам» эти возможности увидеть нереально.
– А в отношениях между людьми выученная беспомощность может проявляться?
– Бывает, что человек «застревает» в отношениях с другими людьми и каждый раз в определенной ситуации испытывает беспомощность. Например, у женщины проблема со свекровью: как только наступает погожий летний день и вся семья собирается погулять в парке, звонит свекровь и требует, чтобы сын немедленно поехал с ней на дачу (отвез ее в магазин, кино и т.д.). Ситуация повторяется, женщина относится к ней как к обстоятельствам непреодолимой силы: «Свекровь снова сорвала нам выходной. Что я могу сделать? Такой уж она человек».
Для того чтобы увидеть варианты, нужно изменить представление о себе.
В состоянии выученной беспомощности мы находимся в позиции бессильного ребенка, а варианты видны из позиции взрослого, который знает, как устроена эта реальность, кто и что в ней может.
Если наша героиня перестанет воспринимать свекровь как тайфун, а себя – как пострадавшую от стихии, то вполне сможет придумать какую-то тактику. Но для начала героине нужно понять: она – субъект этих отношений, и услышав, что ее муж обязан прибыть к маме, может ответить: «Мы не договаривались на сегодня», «Давайте на следующей неделе», вообще то, что посчитает нужным, а не только: «Да». Может даже сработать на опережение, позвонив свекрови заранее. Но это уже – высший пилотаж.
Конечно, не с любой свекровью (мамой, братом) можно построить теплые дружеские отношения. Тут важно понять, что будет для вас хорошим вариантом в этих отношениях, может быть, это – правильная дистанция, а может быть, ясность, что ничего сделать нельзя и нужно просто не вкладывать в это энергию, обеспечить себе психологическую безопасность. Ситуация и расстановка сил в отношениях может измениться со временем, и умение заметить, что теперь что-то по-другому – тоже противоположность выученной беспомощности.
«Мы сделаем все для вашего счастья»
В 1976 году в США психологи Эллен Джейн Лангер и Джудит Роден, продолжая исследования выученной беспомощности, поставили эксперимент, участниками которого стали жители двух этажей дома престарелых «Арден-Хауз». Жителям четвертого этажа дали возможность делать выбор и нести за себя ответственность, а жители второго этажа вели обычный для дома престарелых образ жизни.
Жителям четвертого этажа вручили такое письмо от дирекции: «Вы сами должны решить, как будет выглядеть ваша комната: если хотите, можете оставить все как есть, а если решите переставить мебель, вам помогут наши служащие. Вы сами должны сообщить нам свои пожелания, рассказать, что именно вы бы хотели изменить в своей жизни. Кроме того, я хочу вручить каждому из вас подарок от “Арден-Хауза”. Если вы решите, что хотите завести растение, можете выбрать из ящика то, которое вам понравится. Эти растения ваши, вы должны содержать их и заботиться о них так, как считаете нужным».
А так выглядела инструкция для жителей второго этажа: «Мы хотим, чтобы ваши комнаты выглядели как можно уютнее, и постараемся все для этого сделать. Мы хотим, чтобы вы чувствовали себя здесь счастливыми, и считаем себя ответственными за то, чтобы вы могли гордиться нашим домом престарелых и быть здесь счастливы. Мы сделаем все, что в наших силах, чтобы помочь вам. Я хочу вручить каждому из вас подарок от “Арден-Хауза” (служащая обошла всех и вручила каждому пациенту по растению), теперь это ваши растения, они будут стоять у вас в комнате, медсестры будут поливать их и заботиться о них».
Таким образом, жители четвертого этажа могли сами выбирать и контролировать различные обстоятельства своей жизни, а жители второго этажа были поставлены перед фактом, что решения, касающиеся их жизни, будет принимать руководство.
Через три недели исследователи провели в доме престарелых подробное анкетирование. Оказалось, что большинство жителей четвертого этажа оценивают свою жизнь как более счастливую, у них улучшилось состояние, они были более общительны и активны, показывали лучшие результаты при оценке памяти, умственных способностей и физического тонуса.
В то время как жители второго этажа хуже чувствовали себя физически, у них снижались когнитивные функции, настроение. Некоторые из них отказывались от еды и лекарств – предположительно потому, что это был единственный выбор, который им был доступен.
У нас есть маленькая пенсия и идея, что государство обо всем позаботится
– Могут ли традиции семьи влиять на стратегии поведения, которые мы выбираем?
– Поколения наших родителей и бабушек жили в условиях ограниченного выбора, это касалось многих вещей – от одежды до жизненного сценария. Личная инициатива не поддерживалась. Я слышала о человеке, который 19 лет патентовал свое изобретение, все время получал отказы. Он, правда, беспомощным не стал в итоге, а своего добился, но это скорее исключение, чем правило.
Государственные пенсии, минимальные зарплаты и идея, что государство о нас позаботится, создали очень специфический паттерн поведения, когда предпочтительнее сидеть и ждать, когда кто-то придет и решит проблемы, а импульс что-то сделать самому отсутствует, он попросту блокирован. Мне кажется, что история о бедных пенсионерах – отсюда.
Огромное количество вполне дееспособных людей, которые многое могут, отказываются от какой-либо деятельности и живут на маленькую пенсию. Продажа цветов у метро – это уже высокая проактивность. Эта модель поведения – результат системных обстоятельств.
Главный вопрос, который здесь стоит задать – чувствует ли человек, что от него что-то зависит? Не преуменьшает ли он значимость своих действий? Где есть маленькие возможности, которыми можно воспользоваться, маленькие ситуации, на которые он может повлиять?
Еще одна «засада» подстерегает на пути реализации необычных или нетипичных для вашего окружения проектов. Человек этого не осознает, но пассивное сопротивление, проявляющееся в виде выученной беспомощности, может быть связано именно с этим. Он боится что-то начать, потому что может встретиться с осуждением близких, мнение которых ему дорого. То есть в каких-то ситуациях беспомощность может поддерживаться системно.
Проактивные люди, которые что-то делают, большей частью происходят из проактивной среды. Если вы – не из такой, вам будет сложнее, вам придется многое преодолевать, а образцов, на которые можно ориентироваться – не будет. В таких случаях даже саму мысль о том, что в этой ситуации можно как-то пошевелиться, можно назвать революционной.
Образцов того, как люди ничего не преодолевают и остаются пассивными, у нас у всех перед глазами гораздо больше, и надо ценить каждый маленький шаг, который вы делаете в свою сторону.
Не беспомощность, а взрослое решение
– А всегда ли нам нужно то, из-за чего мы так страдаем в ситуации выученной беспомощности?
– Тут хочется поставить вопрос так: всегда ли, когда мы что-то не делаем – это выученная беспомощность? И добавить, что мы можем не делать именно потому, что нам это не надо, но мы не отдаем себе в этом отчета. Бывает, что цель, к которой человек стремится – это вовсе не его цель. Женщина не любит мыть полы и варить варенье и страдает оттого, что она плохая хозяйка. Но если разобраться, окажется, что, с одной стороны, лично для нее это совсем не важно, а с другой – она отлично справляется с работой, творчеством и другими более ценными для себя областями.
Мы можем чего-то не делать потому, что трезво оценили свои силы и отказались от намерения; потому что передумали; потому что подвернулось что-то более интересное; потому что прошел удобный момент – масса вполне разумных причин. Это можно назвать взрослым решением. Разница во внутреннем состоянии: «Я подумал и решил, что не буду браться», или «Все так безнадежно, что я даже не начну».
– Так что же делать тому, кто с детства «бился головой о стеклянную стену»?
– Вспоминается мультфильм «Король Лев», где герой, будучи львом, был вскормлен на окраине червяками, в компании пары маргиналов. Если бы я работала с такой темой, как психолог, то я старалась бы вернуть льву ощущение того, что он лев. Что он силен, гибок, у него крепкие зубы, он смел и великодушен. Вообще, если людям не нравится их беспомощность, вероятно, что-то внутри у них против этого протестует, они боятся не реализовать какую-то часть своей личности.
Выученная беспомощность возникает, когда среда не подтверждает наши ресурсы, наши сильные стороны. Мы чувствуем себя беспомощными, когда самое сильное в нас не активизировано, а задвинуто в дальний угол. Вспомнить и почувствовать свою силу, заметить, как мы влияем на жизнь – а мы влияем, даже если не видим этого – не всегда просто, но возможно.
От малых выборов – к проактивности
– Что делать человеку, который увидел у себя признаки этой самой выученной беспомощности?
– Мне кажется, если человек у себя их видит – это уже очень много. Знаете, что меня больше всего поразило в эксперименте в доме престарелых? То, что право выбора пожилым людям было дано извне. Пришли экспериментаторы и совершенно произвольно решили – вот у вас выбор будет, а у вас нет. И люди жили с этим как с данностью. Никто из них (или мы не знаем) не жил с установкой, что он и сам, без эксперимента, может поменять мебель в своей комнате. Или возразить против навязанных растений.
Мне кажется, просто мысль о том, что я сейчас переживаю беспомощность и это неправильно, подразумевает идею, что вообще-то выбор есть и я могу на что-то повлиять. Даже если сию минуту этого не вижу и не очень-то в это верю.
Практика самых малых выборов – могу же я выбрать между кексом и слойкой? Пройти пешком две остановки или проехать на автобусе? Взять синюю ручку или черную? Тренировка на безопасном материале может привести к тому, что я смогу выбрать: брать телефонную трубку или я сейчас не хочу разговаривать с этим человеком? Выполнять просьбу или отказаться? Выбираю я сейчас сделать то, что я хочу, или, пожалуй, побоюсь? И масштаб выборов постепенно будет нарастать: уволиться с работы или остаться? Пойти учиться другой профессии или придумать что-то в имеющейся? Рискнуть заговорить с человеком, который нравится, или придумать способ, чтобы он сам это сделал?
Это не будет просто, и хорошо бы иметь в этом процессе поддержку – или профессиональную, или просто понимающего человека, который за вас. Потому что будут откаты, и не все выборы будут удачными, и не всегда будут силы и решимость их делать – тут важно не позволить беспомощности загнать себя обратно в угол.
Но выученная беспомощность, по своей сути – привычка. И если совсем обобщать и упрощать – надо просто заменить эту вредную привычку на полезную – привычку к проактивности.

Почему человек бездействует в момент, когда совершенно необходимо что-то сделать, и что такое выученная беспомощность, рассказывает психолог Ирина Рокотова. Если вы воспринимаете свекровь или тещу как тайфун, а себя считаете пострадавшими от стихии – этот текст вам точно пригодится.

 

 

Ей 37 лет, и она ничего не может изменить в своей жизни. «Я какая-то безвольная» – виновато говорит она. Подруги меняют работу, а она работает там, куда пришла после вуза, хотя там никаких карьерных перспектив и сплошные придирки и сверхурочные, работа не нравится ей настолько, что она даже стала плохо спать и подумывает о том, чтобы обратиться к врачу, может быть, он выпишет какие-то таблетки. С личной жизнью у нее тоже беда, она не раз регистрировалась на сайте знакомств, но общение с потенциальными женихами дальше бесед о погоде в чате не заходило.

 

Однажды она решилась на встречу с симпатичным врачом, но в последний момент испугалась и никуда не пошла. «Я боюсь, что меня обидят и бросят» – говорит она. Она уже всерьез думает, что у нее какой-то дефект воли, что она не может, просто не может то, что с легкостью дается другим. Не может ничего изменить в своей жизни.


Собаки научились тому, что удара избежать невозможно

 

Понятие выученной беспомощности было введено пятьдесят лет назад Мартином Селигманом. Он поставил эксперимент: у собак в закрытой клетке вырабатывали условный рефлекс на звук, после которого собаки испытывали удар током.

 

Ожидалось, что после открытия клетки собаки, услышав звук, будут выскакивать из нее. Однако они скулили, ложились и не пытались спастись бегством. Это навело Селигмана на мысль, что собаки «научились» не тому, что от удара током, следующего за звуком, надо спасаться, а тому, что удара избежать невозможно.

 

Исследователь уточнил эксперимент, он взял три группы собак: у первой группы не было возможности избежать удара током, собаки второй группы могли нажать носом на специальную панель, чтобы спастись от удара, третья группа была контрольная, ее током не били.

 

Когда потом собак поместили в вольер с низкими стенками, которые легко перескочить – предположения подтвердились. При подаче тока через стенки перепрыгивали собаки из 2-й и 3-й группы. Собаки из первой группы оставались в клетке, не пытались спастись.

 

Исследователь сделал важный вывод: в формировании выученной беспомощности основную роль играет возможность или невозможность повлиять на неприятные события, другими словами, то, контролирует субъект ситуацию или нет.

 

Когда человек чувствует, что ничего сделать нельзя


– Как ситуации выученной беспомощности можно определить в жизни?

 

– Люди ничего не делают в ситуации, когда могли бы что-то сделать. Просто не предпринимают никаких попыток. Причем сторонний наблюдатель видит, что выход есть и даже не один, а человек, который, казалось бы, должен быть заинтересован в том, чтобы найти выход, ничего не делает.

 

Но если смотреть на ситуацию изнутри, то вариантов – не видно, или они не кажутся вариантами. Не видно и ресурсов, с помощью которых можно что-то сделать, не видно точек влияния, которые есть. Ты чувствуешь, что ничего не сработает, и сделать с этим ничего нельзя.

 

– Это состояние похоже на страх неудачи?

 

– Думаю, в большей степени это похоже на чувство безнадежности. Ощущение пассивности на телесном и эмоциональном уровне: такое всеобъемлющее чувство: «все плохо» и отсутствие импульса что-то сделать на уровне тела.

 

Важно еще и то, что у человека в этом состоянии отсутствует реакция на изменение ситуации. Почему? Это – важный и интересный вопрос. Чисто теоретически, если человека привязали за ногу и он делал попытки освободиться, то в момент, когда его отвязали, он просто возьмет и уйдет.

 

А при выученной беспомощности нет ощущения, что нога уже не привязана. Почему с непривязанной ногой человек продолжает жить так же, как с привязанной? Что с человеком происходит такого, что он перестает замечать изменение контекста? Мне кажется, что в этом и есть самое интересное.

 

– Насколько такие ситуации встречаются в вашей практике?

 

– Достаточно часто. Мне кажется, что почти любой человек в каких-то областях своей жизни чувствует, что ничего сделать нельзя. Это может касаться чего угодно, отношений с родителями, поисков работы, каких-то личных отношений, возможности выйти замуж, похудеть, выучить английский, сделать карьерный рывок. Я бы не стала излишне обобщать, но думаю, что достаточное количество людей в отдельных ситуациях думают, что ничего не могут сделать.

 

Как перерасти «слезы тщетности»


– Собак в эксперименте Селигмана били током. А отчего подобная модель поведения может возникнуть у людей? В чем причины?

 

– Из экспериментов видно, что основная причина выученной беспомощности – долгое пребывание в ситуации, когда человек (ребенок или взрослый) не может ни на что повлиять. Выбрать еду, одежду, занятие, получить поддержку в своем выборе, вернуть хорошее отношение и т.д. С другой стороны, очевидно, что никто в этой жизни не получает абсолютно все, что он хочет, и контролируем мы далеко не все, если называть вещи своими именами.

 

В течении «Альфа-родительства» (к нему по-разному относятся, но некоторые вещи нам сейчас пригодятся) есть понятие «слезы тщетности». Речь идет о том моменте в жизни ребенка, когда он что-то хочет, а ему этого не дают. Например, потому, что работающий миксер или горячая кастрюля – неподходящая игрушка для ребенка. Это состояние мы переживаем примерно в 2-3-летнем возрасте. И это – настоящая трагедия.

 

Ребенку нужно пережить отчаянье, фрустрацию и всю мировую боль из-за того, что ему никто не даст желаемое прямо сейчас. Пережив этот аффект при поддержке родителя, он успокаивается и переключается. Он принимает отказ как свершившийся факт. Ключевой момент – что он «закрывает» внутри себя ситуацию и переключается, делает что-то другое, т.е. не «остается в клетке».

 

У взрослого человека, пережившего «момент тщетности» и понявшего, что он желаемого не получит, по идее, должен включаться какой-то креативный механизм, переключающий его желания и стремления на что-то другое. На мой взгляд, этот механизм – противоположность выученной беспомощности. Здесь взрослый человек выгодно отличается от ребенка.

 

Он может утереть слезы тщетности и подумать, что можно сделать, чтобы получить желаемый результат, например, сменить тактику, провести ревизию инструментов и ресурсов, попросить помощи, а может быть – отказаться от этого проекта и начать другой. Но проделать все это можно, только «выйдя из клетки».

 

Когда условия изменились, а я – нет


– В экспериментах с собаками травмирующая ситуация повторялась много раз, прежде чем выработалось пассивно-депрессивное поведение. Неужели в нашей жизни бывают такие стрессы?

 

– Конечно. Многим людям, особенно тем, кто постарше, будет близок пример с изучением иностранного языка. Выучить его в очень средней советской школе было практически невозможно, несмотря на то, что человек ходил на уроки, выполнял домашние задания и писал контрольные, а с учителями-самородками и энтузиастами везло не всем.

 

Многие люди, уже став взрослыми, даже не пытаются выучить язык, зная, что это – «бесполезно». Они считают себя «неспособными к языкам», «тупыми», «с плохой памятью» и т.д.

 

Но если внимательно посмотреть на себя и вокруг, выяснится, что условия задачи давно изменились: вы уже не пятиклассник, который боится идти на «инглиш», потому что учительница кричит, а взрослый человек со своими достижениями, в которых проявили и ум, и способности, и хорошую память, который может позволить себе нанять квалифицированного и доброго преподавателя. Но из позиции: «Со мной все плохо, я не способен к языкам» эти возможности увидеть нереально.

 

– А в отношениях между людьми выученная беспомощность может проявляться?

 

– Бывает, что человек «застревает» в отношениях с другими людьми и каждый раз в определенной ситуации испытывает беспомощность. Например, у женщины проблема со свекровью: как только наступает погожий летний день и вся семья собирается погулять в парке, звонит свекровь и требует, чтобы сын немедленно поехал с ней на дачу (отвез ее в магазин, кино и т.д.). Ситуация повторяется, женщина относится к ней как к обстоятельствам непреодолимой силы: «Свекровь снова сорвала нам выходной. Что я могу сделать? Такой уж она человек».

 

Для того чтобы увидеть варианты, нужно изменить представление о себе.

 

В состоянии выученной беспомощности мы находимся в позиции бессильного ребенка, а варианты видны из позиции взрослого, который знает, как устроена эта реальность, кто и что в ней может.

 

Если наша героиня перестанет воспринимать свекровь как тайфун, а себя – как пострадавшую от стихии, то вполне сможет придумать какую-то тактику. Но для начала героине нужно понять: она – субъект этих отношений, и услышав, что ее муж обязан прибыть к маме, может ответить: «Мы не договаривались на сегодня», «Давайте на следующей неделе», вообще то, что посчитает нужным, а не только: «Да». Может даже сработать на опережение, позвонив свекрови заранее. Но это уже – высший пилотаж.

 

Конечно, не с любой свекровью (мамой, братом) можно построить теплые дружеские отношения. Тут важно понять, что будет для вас хорошим вариантом в этих отношениях, может быть, это – правильная дистанция, а может быть, ясность, что ничего сделать нельзя и нужно просто не вкладывать в это энергию, обеспечить себе психологическую безопасность. Ситуация и расстановка сил в отношениях может измениться со временем, и умение заметить, что теперь что-то по-другому – тоже противоположность выученной беспомощности.

 

«Мы сделаем все для вашего счастья»

 

В 1976 году в США психологи Эллен Джейн Лангер и Джудит Роден, продолжая исследования выученной беспомощности, поставили эксперимент, участниками которого стали жители двух этажей дома престарелых «Арден-Хауз». Жителям четвертого этажа дали возможность делать выбор и нести за себя ответственность, а жители второго этажа вели обычный для дома престарелых образ жизни.

 

Жителям четвертого этажа вручили такое письмо от дирекции: «Вы сами должны решить, как будет выглядеть ваша комната: если хотите, можете оставить все как есть, а если решите переставить мебель, вам помогут наши служащие. Вы сами должны сообщить нам свои пожелания, рассказать, что именно вы бы хотели изменить в своей жизни. Кроме того, я хочу вручить каждому из вас подарок от “Арден-Хауза”. Если вы решите, что хотите завести растение, можете выбрать из ящика то, которое вам понравится. Эти растения ваши, вы должны содержать их и заботиться о них так, как считаете нужным».

 

А так выглядела инструкция для жителей второго этажа: «Мы хотим, чтобы ваши комнаты выглядели как можно уютнее, и постараемся все для этого сделать. Мы хотим, чтобы вы чувствовали себя здесь счастливыми, и считаем себя ответственными за то, чтобы вы могли гордиться нашим домом престарелых и быть здесь счастливы. Мы сделаем все, что в наших силах, чтобы помочь вам. Я хочу вручить каждому из вас подарок от “Арден-Хауза” (служащая обошла всех и вручила каждому пациенту по растению), теперь это ваши растения, они будут стоять у вас в комнате, медсестры будут поливать их и заботиться о них».

 

Таким образом, жители четвертого этажа могли сами выбирать и контролировать различные обстоятельства своей жизни, а жители второго этажа были поставлены перед фактом, что решения, касающиеся их жизни, будет принимать руководство.

 

Через три недели исследователи провели в доме престарелых подробное анкетирование. Оказалось, что большинство жителей четвертого этажа оценивают свою жизнь как более счастливую, у них улучшилось состояние, они были более общительны и активны, показывали лучшие результаты при оценке памяти, умственных способностей и физического тонуса.

 

В то время как жители второго этажа хуже чувствовали себя физически, у них снижались когнитивные функции, настроение. Некоторые из них отказывались от еды и лекарств – предположительно потому, что это был единственный выбор, который им был доступен.

 

У нас есть маленькая пенсия и идея, что государство обо всем позаботится


– Могут ли традиции семьи влиять на стратегии поведения, которые мы выбираем?

 

– Поколения наших родителей и бабушек жили в условиях ограниченного выбора, это касалось многих вещей – от одежды до жизненного сценария. Личная инициатива не поддерживалась. Я слышала о человеке, который 19 лет патентовал свое изобретение, все время получал отказы. Он, правда, беспомощным не стал в итоге, а своего добился, но это скорее исключение, чем правило.

 

Государственные пенсии, минимальные зарплаты и идея, что государство о нас позаботится, создали очень специфический паттерн поведения, когда предпочтительнее сидеть и ждать, когда кто-то придет и решит проблемы, а импульс что-то сделать самому отсутствует, он попросту блокирован. Мне кажется, что история о бедных пенсионерах – отсюда.

 

Огромное количество вполне дееспособных людей, которые многое могут, отказываются от какой-либо деятельности и живут на маленькую пенсию. Продажа цветов у метро – это уже высокая проактивность. Эта модель поведения – результат системных обстоятельств.

 

Главный вопрос, который здесь стоит задать – чувствует ли человек, что от него что-то зависит? Не преуменьшает ли он значимость своих действий? Где есть маленькие возможности, которыми можно воспользоваться, маленькие ситуации, на которые он может повлиять?

 

Еще одна «засада» подстерегает на пути реализации необычных или нетипичных для вашего окружения проектов. Человек этого не осознает, но пассивное сопротивление, проявляющееся в виде выученной беспомощности, может быть связано именно с этим. Он боится что-то начать, потому что может встретиться с осуждением близких, мнение которых ему дорого. То есть в каких-то ситуациях беспомощность может поддерживаться системно.

 

Проактивные люди, которые что-то делают, большей частью происходят из проактивной среды. Если вы – не из такой, вам будет сложнее, вам придется многое преодолевать, а образцов, на которые можно ориентироваться – не будет. В таких случаях даже саму мысль о том, что в этой ситуации можно как-то пошевелиться, можно назвать революционной.

 

Образцов того, как люди ничего не преодолевают и остаются пассивными, у нас у всех перед глазами гораздо больше, и надо ценить каждый маленький шаг, который вы делаете в свою сторону.

 

Не беспомощность, а взрослое решение


– А всегда ли нам нужно то, из-за чего мы так страдаем в ситуации выученной беспомощности?

 

– Тут хочется поставить вопрос так: всегда ли, когда мы что-то не делаем – это выученная беспомощность? И добавить, что мы можем не делать именно потому, что нам это не надо, но мы не отдаем себе в этом отчета. Бывает, что цель, к которой человек стремится – это вовсе не его цель. Женщина не любит мыть полы и варить варенье и страдает оттого, что она плохая хозяйка. Но если разобраться, окажется, что, с одной стороны, лично для нее это совсем не важно, а с другой – она отлично справляется с работой, творчеством и другими более ценными для себя областями.

 

Мы можем чего-то не делать потому, что трезво оценили свои силы и отказались от намерения; потому что передумали; потому что подвернулось что-то более интересное; потому что прошел удобный момент – масса вполне разумных причин. Это можно назвать взрослым решением. Разница во внутреннем состоянии: «Я подумал и решил, что не буду браться», или «Все так безнадежно, что я даже не начну».

 

– Так что же делать тому, кто с детства «бился головой о стеклянную стену»?

 

– Вспоминается мультфильм «Король Лев», где герой, будучи львом, был вскормлен на окраине червяками, в компании пары маргиналов. Если бы я работала с такой темой, как психолог, то я старалась бы вернуть льву ощущение того, что он лев. Что он силен, гибок, у него крепкие зубы, он смел и великодушен. Вообще, если людям не нравится их беспомощность, вероятно, что-то внутри у них против этого протестует, они боятся не реализовать какую-то часть своей личности.

 

Выученная беспомощность возникает, когда среда не подтверждает наши ресурсы, наши сильные стороны. Мы чувствуем себя беспомощными, когда самое сильное в нас не активизировано, а задвинуто в дальний угол. Вспомнить и почувствовать свою силу, заметить, как мы влияем на жизнь – а мы влияем, даже если не видим этого – не всегда просто, но возможно.

 

От малых выборов – к проактивности


– Что делать человеку, который увидел у себя признаки этой самой выученной беспомощности?

 

– Мне кажется, если человек у себя их видит – это уже очень много. Знаете, что меня больше всего поразило в эксперименте в доме престарелых? То, что право выбора пожилым людям было дано извне. Пришли экспериментаторы и совершенно произвольно решили – вот у вас выбор будет, а у вас нет. И люди жили с этим как с данностью. Никто из них (или мы не знаем) не жил с установкой, что он и сам, без эксперимента, может поменять мебель в своей комнате. Или возразить против навязанных растений.

 

Мне кажется, просто мысль о том, что я сейчас переживаю беспомощность и это неправильно, подразумевает идею, что вообще-то выбор есть и я могу на что-то повлиять. Даже если сию минуту этого не вижу и не очень-то в это верю.

 

Практика самых малых выборов – могу же я выбрать между кексом и слойкой? Пройти пешком две остановки или проехать на автобусе? Взять синюю ручку или черную? Тренировка на безопасном материале может привести к тому, что я смогу выбрать: брать телефонную трубку или я сейчас не хочу разговаривать с этим человеком? Выполнять просьбу или отказаться? Выбираю я сейчас сделать то, что я хочу, или, пожалуй, побоюсь? И масштаб выборов постепенно будет нарастать: уволиться с работы или остаться? Пойти учиться другой профессии или придумать что-то в имеющейся? Рискнуть заговорить с человеком, который нравится, или придумать способ, чтобы он сам это сделал?

 

Это не будет просто, и хорошо бы иметь в этом процессе поддержку – или профессиональную, или просто понимающего человека, который за вас. Потому что будут откаты, и не все выборы будут удачными, и не всегда будут силы и решимость их делать – тут важно не позволить беспомощности загнать себя обратно в угол.

 

Но выученная беспомощность, по своей сути – привычка. И если совсем обобщать и упрощать – надо просто заменить эту вредную привычку на полезную – привычку к проактивности.

 

Источник: http://www.pravmir.ru/ya-ne-mogu-nichego-izmenit-chto-takoe-vyiuchennaya-bespomoshhnost/

 

Обсудить в форуме - http://www.mal-kuz.ru/forum/viewtopic.php?f=51&t=32739&p=1516089#p1516089

 
 

 

 

 

 

Кто на сайте

Сейчас 52 гостей онлайн