Что нужно, чтобы музыкальное волонтерство было успешным? PDF Печать E-mail
Автор: Administrator   
10.07.2018 12:45



В больнице жажда, а музыка – вода
Что нужно, чтобы музыкальное волонтерство было успешным?
Каждый уважающий себя известный музыкант или актер хоть раз да играл в пользу какого-то фонда, и многие приходят в больницы. Но так было не всегда.
Первые музыкальные волонтеры, которых я в жизни увидела, были мои учителя. Один из них — Егор Данилович Резников (парижский профессор, потомок русских эмигрантов, исследователь акустики и исполнитель древних песнопений в своей особенной манере) пришел навестить второго — Евгения Викторовича Аргышева. Евгений Викторович болел раком в последней стадии, и тогда еще мы не знали — никто не знал — что из больницы он уже не выйдет и осталось жизни всего три месяца.
Собрался полный холл больных, врачей, сестер. Это был 1992 год, когда волонтерское движение в России только начиналось. С того дня прошла уже четверть века и еще немножко.
Было бы невозможно приходить в отделение, если бы не любовь к музыке и «покровительство» со стороны заведующей отделением — Александры Михайловны Кременецкой, а также академика Андрея Ивановича Воробьева, возглавлявшего тогда Институт гематологии, и доктора-гематолога Никиты Ефимовича Шкловского-Корди — поэта от медицины. Я считаю то стечение обстоятельств уникальным и идеальным.
Следующие мои концерты были уже с моими коллегами — лютнистом Юрием Лопатиным (теперь он священник) и другими музыкантами.
К слову сказать, были и те, кто испугался. Нет, не вида людей под капельницами и не больничного запаха. Один мой коллега сказал: «Ты нас больше не приглашай сюда. Это непрофессионально. Если узнают, что мы поём за так по больницам, то нас не будут принимать всерьез. Вот станешь большой певицей — будешь жертвовать в фонд, а пока что ты тут ходишь, поёшь, лучше бы занималась».
Но у пациентов не было времени ждать, когда я сделаю музыкальную карьеру и отчислю деньги в какой-то фонд. Поэтому я осталась с ними, а коллега со своим коллективом, действительно, больше не приходил. В больничном холле ГиИТа в те годы — с 1993 по 1995 — было спето какое-то количество концертов, довольно много, я не считала.
Потом я выгорела, и это отдельная история.
Потом мы прожили 10 лет не в России: мой муж был назначен священником на русский приход в Цюрихе. Со времени возвращения в Россию я вернулась к музыкальному волонтерству. Но прошло много времени, что-то изменилось. Что же?
Играть в хосписе — честь
Нас, музыкантов-волонтеров, стало больше. Есть люди, которые постоянно приезжают и поют и играют для больных в праздники. Есть те, которые приезжают в будни. Есть несколько драгоценных коллег, очень легких на подъем, которые приезжают всегда, когда у них есть время.
Но главное, что изменилось: тональность благотворительности в нашей стране. Теперь, я уверена, ни у кого не повернется язык сказать, что «игра по богадельням разрушает имидж профессионала». Нет. Все мы видели звезд в РДКБ, мы знаем знаменитые первоиюньские концерты фонда «Подари жизнь». Каждый уважающий себя известный музыкант или актер хоть раз да играл в пользу какого-то фонда, и многие приходят в больницы.
Недавно я увидела пост в Фейсбуке, пригашающий музыкантов к хосписному волонтерству. Я, как и многие, заполнила и отослала анкету. Хосписные концерты — отдельная тема. Кто только не играл в Первом московском хосписе. Полина Осетинская, Наталья Гутман, Владимир Спиваков. Есть четкое время концертов, есть расписание. И есть очередь на концерты, как в хорошей концертной организации: «Извините, в этом месяце не получится, всё расписано». Играть в хосписе — это честь.
Но теперь давайте поговорим о том, о чем говорить довольно трудно. В обычной районной больнице для взрослых волонтеры-музыканты – редкость. Почему?
Несколько дней проходила я с этой темой. И вот что надумала. Во всех известных мне случаях успешно состоявшегося музыкального волонтерства всегда совпадают одни и те же факторы.
Для полноценного музыкального волонтерства недостаточно одного желания спеть или сыграть для больных. Придется договариваться с администрацией. А одному человеку это сделать не под силу. Поэтому музыканты идут туда, где договоренность уже есть или система отлажена. Мало кто знает организаторские тонкости. Поэтому я сейчас их и изложу.
13 правил для музыкальных волонтеров
Итак. Что нам нужно для того, чтобы во взрослых больницах (в районных, онкологических, больших, маленьких) зазвучала музыка, которая, как известно поднимает дух и помогает не только отвлечься, но и настроиться душой на жизнь, уменьшить больничную тоску, вызвать в душе радость?
1. В первую очередь нужен человек, который готов взять на себя координацию системы музыкального волонтерства в данной больнице. Именно системы. Потому что один концерт — это хорошо, но когда концерты бывают хотя бы раз в месяц или два — это уже система, которую нужно строить.
2. Нужен помощник для этого человека: в одиночку очень непросто, один человек выгорит быстро. Кроме того, вдвоем работать веселее, да и «мы» — не то что «я».
3. Нужно понять, кто хочет в эту больницу пойти. То есть, нужно предложение, программа.
4. Нужен заинтересованный человек в администрации больницы. Хотя бы заведующий отделением, а в идеале — главврач. Нужно записаться на прием, специально прийти с уже готовым предложением.
5. Если получается договориться устно — хорошо. Но лучше всего договориться с администрацией письменно, получить разрешение на волонтерскую музыкальную деятельность. Иначе мы рискуем, к примеру, нарваться на несговорчивого охранника, который скажет, что «с гитарой нельзя», а дозвониться с проходной в нерабочее время до администрации — это утопия. Могут и в отделении попасться медсестры, которые скажут, что никаких таких распоряжений не получали и ничего про вас не знают. И они будут совершенно правы, выставив вас с гитарой из отделения.
6. При разговоре с администрацией обязательно обговорите форму ваших концертов. Что именно вы собираетесь делать? Есть ли в больнице зал, куда можно пригласить пациентов (бывают залы с роялями или пианино)? Может быть, холл с телевизором подойдет? Может быть, разрешат навестить людей, лежащих в палатах?
7. Обязательно обговорите дни и часы. Это должно быть время, свободное от процедур. Это могут быть выходные дни или праздники. Это может быть будний день, но вторая половина, когда большинство процедур закончено и люди скучают, но не в тихий час, когда все спят.
8. Концерты, которые проходят в холле, не должны быть громкими: одним нравится вас слушать, а другие в это время спят. Врачи и младший медицинский персонал должны быть уверены, что вы понимаете все тонкости звучания музыки в таком непростом месте, как больница. Тогда вам будет проще найти общий язык.
9. Если администрация против звучания музыки (такое может быть: сама я однажды лежала в хирургии и хотела договориться на будущее о концерте, но зав.отделением не позволил: «Здесь нужна тишина», и я его очень понимаю) — значит, вряд ли вы можете что-то изменить. Увы, новшества не всегда бывают доброжелательно приняты. Из аргументов я бы рекомендовала ссылки на опыт других больниц, а главное — вы сами должны быть убеждены в том, что готовы долговременно сотрудничать именно с этой больницей, и убедить в этом администрацию. Главный аргумент: музыка помогает выздоравливать. И еще: вам ничего не надо взамен. Вы пришли только потому, что знаете о такой вещи как музыкальное волонтерство, умеете его наладить (или хотите попробовать наладить), и у вас есть уже музыканты, которые готовы приходить в больницу. Всё, что вы изложите администрации, должно иметь вид подготовленного проекта (и, собственно, им быть), а не спонтанного «а давайте мы придем и споём».
10. Единственное, чего не должно быть — насильного причинения добра. Это касается и стиля переговоров с больничной администрацией, и самого проведения концертов. Но тут уже — только полевой опыт.
11. Тем, кто решит координировать такую работу, расскажу, что вам придется делать после успешного (надеюсь) контакта с администрацией больницы и письменно полученного разрешения на проведения концертов (каждую дату, кстати, придется отдельно подтверждать и согласовывать, это нормально). Ведь вам уже понятно, что это только со стороны «сходить спеть в больницу» выглядит просто? Итак: вам предстоит поддерживать контакты с музыкантами. Это можно организовать так, как сделано в Первом хосписе: собрать базу данных (пусть она состоит всего из нескольких человек или даже из двух-трех, да пускай и поначалу одного прекрасного гитариста или человека с синтезатором), где должны быть пункты: как часто вы готовы участвовать в концертах? На чем вы играете? Что умеете? А дальше уже стройте планы, в зависимости от того, что у вас есть. В холле раз в месяц? По праздникам? Раз в неделю в воскресенье? Это уже зависит от того, что у вас есть.
12. Сперва будет трудно. Потом обязательно станет немножко легче. И, пожалуйста, если вы строите музыкальное волонтерство, то стройте его как систему, не настраивайтесь на противостояние с администрацией, на «прорыв с гитарой в отделение»: этот прорыв будет первым и последним, а те, кто придут после вас, неумело построившего процесс, будут сталкиваться с негативным отношением к музыкальному волонтерству.
13. Не настраивайтесь на подвиг, не делайте ничего сгоряча, берегите свои и чужие силы. Вы просто делаете то, что в ваших силах: помогаете тем, кому сейчас трудно, на том месте, на котором находитесь.
Вместе мы зазвучим
Кажется, я впервые в жизни проговорила всё это как систематически организованный опыт. Мне мечтается, чтобы когда-нибудь музыкальное волонтерство вышло на качественно иной уровень. Это возможно, если за него взяться с умом и не отступать при трудностях. И мне бы хотелось, чтобы моя памятка из тринадцати пунктах, кому-то помогла решиться и начать это прекрасное дело в какой-нибудь больнице. Удачи вам, дорогие коллеги и большого терпения!
Да, и последнее. Любой музыкальный сезон начинается осенью. Чтобы начался и ваш тоже, начните действовать сейчас, летом. И, пожалуйста, помните: начать никогда не поздно, всегда есть больницы и всегда есть люди, которые там находятся.
Обращаюсь и к своим коллегам-музыкантам. Помогите музыкальному волонтерству стать более насыщенным и интересным. Пожалуйста, поддержите это важное дело не только там, где уже есть больнично-концертная система. Играйте и пойте не только там, где легко.
Вместе мы зазвучим! Поверьте бывалому волонтёру, певшему свои человеческие песни много где: ни в одном месте так не слушают музыку, как в больнице. Ни в одном самом престижном зале мира вы не найдете таких слушателей, для которых ваша музыка будет подлинным лекарством.
Вас будут вспоминать всю жизнь с благодарностью. Может так случиться, что именно встреча с этими людьми многое перевернет в вашем музыкантском опыте и поставит вопросы о смысле нашей профессии, и отвечать на них будет куда вдохновительнее и радостнее, чем раньше. Просто представьте себе, что музыка — вода, а в больнице — жажда. Принесите людям этой живой воды. И ничего не бойтесь.

В больнице жажда, а музыка – вода

 

Что нужно, чтобы музыкальное волонтерство было успешным?

 

Каждый уважающий себя известный музыкант или актер хоть раз да играл в пользу какого-то фонда, и многие приходят в больницы. Но так было не всегда.

 

Первые музыкальные волонтеры, которых я в жизни увидела, были мои учителя. Один из них — Егор Данилович Резников (парижский профессор, потомок русских эмигрантов, исследователь акустики и исполнитель древних песнопений в своей особенной манере) пришел навестить второго — Евгения Викторовича Аргышева. Евгений Викторович болел раком в последней стадии, и тогда еще мы не знали — никто не знал — что из больницы он уже не выйдет и осталось жизни всего три месяца.

 

Собрался полный холл больных, врачей, сестер. Это был 1992 год, когда волонтерское движение в России только начиналось. С того дня прошла уже четверть века и еще немножко.

 

Было бы невозможно приходить в отделение, если бы не любовь к музыке и «покровительство» со стороны заведующей отделением — Александры Михайловны Кременецкой, а также академика Андрея Ивановича Воробьева, возглавлявшего тогда Институт гематологии, и доктора-гематолога Никиты Ефимовича Шкловского-Корди — поэта от медицины. Я считаю то стечение обстоятельств уникальным и идеальным.

 

Следующие мои концерты были уже с моими коллегами — лютнистом Юрием Лопатиным (теперь он священник) и другими музыкантами.

 

К слову сказать, были и те, кто испугался. Нет, не вида людей под капельницами и не больничного запаха. Один мой коллега сказал: «Ты нас больше не приглашай сюда. Это непрофессионально. Если узнают, что мы поём за так по больницам, то нас не будут принимать всерьез. Вот станешь большой певицей — будешь жертвовать в фонд, а пока что ты тут ходишь, поёшь, лучше бы занималась».

 

Но у пациентов не было времени ждать, когда я сделаю музыкальную карьеру и отчислю деньги в какой-то фонд. Поэтому я осталась с ними, а коллега со своим коллективом, действительно, больше не приходил. В больничном холле ГиИТа в те годы — с 1993 по 1995 — было спето какое-то количество концертов, довольно много, я не считала.

 

Потом я выгорела, и это отдельная история.

 

Потом мы прожили 10 лет не в России: мой муж был назначен священником на русский приход в Цюрихе. Со времени возвращения в Россию я вернулась к музыкальному волонтерству. Но прошло много времени, что-то изменилось. Что же?

 

Играть в хосписе — честь

 

Нас, музыкантов-волонтеров, стало больше. Есть люди, которые постоянно приезжают и поют и играют для больных в праздники. Есть те, которые приезжают в будни. Есть несколько драгоценных коллег, очень легких на подъем, которые приезжают всегда, когда у них есть время.

 

Но главное, что изменилось: тональность благотворительности в нашей стране. Теперь, я уверена, ни у кого не повернется язык сказать, что «игра по богадельням разрушает имидж профессионала». Нет. Все мы видели звезд в РДКБ, мы знаем знаменитые первоиюньские концерты фонда «Подари жизнь». Каждый уважающий себя известный музыкант или актер хоть раз да играл в пользу какого-то фонда, и многие приходят в больницы.

 

Недавно я увидела пост в Фейсбуке, пригашающий музыкантов к хосписному волонтерству. Я, как и многие, заполнила и отослала анкету. Хосписные концерты — отдельная тема. Кто только не играл в Первом московском хосписе. Полина Осетинская, Наталья Гутман, Владимир Спиваков. Есть четкое время концертов, есть расписание. И есть очередь на концерты, как в хорошей концертной организации: «Извините, в этом месяце не получится, всё расписано». Играть в хосписе — это честь.

 

Но теперь давайте поговорим о том, о чем говорить довольно трудно. В обычной районной больнице для взрослых волонтеры-музыканты – редкость. Почему?

 

Несколько дней проходила я с этой темой. И вот что надумала. Во всех известных мне случаях успешно состоявшегося музыкального волонтерства всегда совпадают одни и те же факторы.

 

Для полноценного музыкального волонтерства недостаточно одного желания спеть или сыграть для больных. Придется договариваться с администрацией. А одному человеку это сделать не под силу. Поэтому музыканты идут туда, где договоренность уже есть или система отлажена. Мало кто знает организаторские тонкости. Поэтому я сейчас их и изложу.

 

13 правил для музыкальных волонтеров

 

Итак. Что нам нужно для того, чтобы во взрослых больницах (в районных, онкологических, больших, маленьких) зазвучала музыка, которая, как известно поднимает дух и помогает не только отвлечься, но и настроиться душой на жизнь, уменьшить больничную тоску, вызвать в душе радость?

 

1. В первую очередь нужен человек, который готов взять на себя координацию системы музыкального волонтерства в данной больнице. Именно системы. Потому что один концерт — это хорошо, но когда концерты бывают хотя бы раз в месяц или два — это уже система, которую нужно строить.

 

2. Нужен помощник для этого человека: в одиночку очень непросто, один человек выгорит быстро. Кроме того, вдвоем работать веселее, да и «мы» — не то что «я».

 

3. Нужно понять, кто хочет в эту больницу пойти. То есть, нужно предложение, программа.

 

4. Нужен заинтересованный человек в администрации больницы. Хотя бы заведующий отделением, а в идеале — главврач. Нужно записаться на прием, специально прийти с уже готовым предложением.

 

5. Если получается договориться устно — хорошо. Но лучше всего договориться с администрацией письменно, получить разрешение на волонтерскую музыкальную деятельность. Иначе мы рискуем, к примеру, нарваться на несговорчивого охранника, который скажет, что «с гитарой нельзя», а дозвониться с проходной в нерабочее время до администрации — это утопия. Могут и в отделении попасться медсестры, которые скажут, что никаких таких распоряжений не получали и ничего про вас не знают. И они будут совершенно правы, выставив вас с гитарой из отделения.

 

6. При разговоре с администрацией обязательно обговорите форму ваших концертов. Что именно вы собираетесь делать? Есть ли в больнице зал, куда можно пригласить пациентов (бывают залы с роялями или пианино)? Может быть, холл с телевизором подойдет? Может быть, разрешат навестить людей, лежащих в палатах?

 

7. Обязательно обговорите дни и часы. Это должно быть время, свободное от процедур. Это могут быть выходные дни или праздники. Это может быть будний день, но вторая половина, когда большинство процедур закончено и люди скучают, но не в тихий час, когда все спят.

 

8. Концерты, которые проходят в холле, не должны быть громкими: одним нравится вас слушать, а другие в это время спят. Врачи и младший медицинский персонал должны быть уверены, что вы понимаете все тонкости звучания музыки в таком непростом месте, как больница. Тогда вам будет проще найти общий язык.

 

9. Если администрация против звучания музыки (такое может быть: сама я однажды лежала в хирургии и хотела договориться на будущее о концерте, но зав.отделением не позволил: «Здесь нужна тишина», и я его очень понимаю) — значит, вряд ли вы можете что-то изменить. Увы, новшества не всегда бывают доброжелательно приняты. Из аргументов я бы рекомендовала ссылки на опыт других больниц, а главное — вы сами должны быть убеждены в том, что готовы долговременно сотрудничать именно с этой больницей, и убедить в этом администрацию. Главный аргумент: музыка помогает выздоравливать. И еще: вам ничего не надо взамен. Вы пришли только потому, что знаете о такой вещи как музыкальное волонтерство, умеете его наладить (или хотите попробовать наладить), и у вас есть уже музыканты, которые готовы приходить в больницу. Всё, что вы изложите администрации, должно иметь вид подготовленного проекта (и, собственно, им быть), а не спонтанного «а давайте мы придем и споём».

 

10. Единственное, чего не должно быть — насильного причинения добра. Это касается и стиля переговоров с больничной администрацией, и самого проведения концертов. Но тут уже — только полевой опыт.

 

11. Тем, кто решит координировать такую работу, расскажу, что вам придется делать после успешного (надеюсь) контакта с администрацией больницы и письменно полученного разрешения на проведения концертов (каждую дату, кстати, придется отдельно подтверждать и согласовывать, это нормально). Ведь вам уже понятно, что это только со стороны «сходить спеть в больницу» выглядит просто? Итак: вам предстоит поддерживать контакты с музыкантами. Это можно организовать так, как сделано в Первом хосписе: собрать базу данных (пусть она состоит всего из нескольких человек или даже из двух-трех, да пускай и поначалу одного прекрасного гитариста или человека с синтезатором), где должны быть пункты: как часто вы готовы участвовать в концертах? На чем вы играете? Что умеете? А дальше уже стройте планы, в зависимости от того, что у вас есть. В холле раз в месяц? По праздникам? Раз в неделю в воскресенье? Это уже зависит от того, что у вас есть.

 

12. Сперва будет трудно. Потом обязательно станет немножко легче. И, пожалуйста, если вы строите музыкальное волонтерство, то стройте его как систему, не настраивайтесь на противостояние с администрацией, на «прорыв с гитарой в отделение»: этот прорыв будет первым и последним, а те, кто придут после вас, неумело построившего процесс, будут сталкиваться с негативным отношением к музыкальному волонтерству.

 

13. Не настраивайтесь на подвиг, не делайте ничего сгоряча, берегите свои и чужие силы. Вы просто делаете то, что в ваших силах: помогаете тем, кому сейчас трудно, на том месте, на котором находитесь.

 

Вместе мы зазвучим

 

Кажется, я впервые в жизни проговорила всё это как систематически организованный опыт. Мне мечтается, чтобы когда-нибудь музыкальное волонтерство вышло на качественно иной уровень. Это возможно, если за него взяться с умом и не отступать при трудностях. И мне бы хотелось, чтобы моя памятка из тринадцати пунктах, кому-то помогла решиться и начать это прекрасное дело в какой-нибудь больнице. Удачи вам, дорогие коллеги и большого терпения!

 

Да, и последнее. Любой музыкальный сезон начинается осенью. Чтобы начался и ваш тоже, начните действовать сейчас, летом. И, пожалуйста, помните: начать никогда не поздно, всегда есть больницы и всегда есть люди, которые там находятся.

 

Обращаюсь и к своим коллегам-музыкантам. Помогите музыкальному волонтерству стать более насыщенным и интересным. Пожалуйста, поддержите это важное дело не только там, где уже есть больнично-концертная система. Играйте и пойте не только там, где легко.

 

Вместе мы зазвучим! Поверьте бывалому волонтёру, певшему свои человеческие песни много где: ни в одном месте так не слушают музыку, как в больнице. Ни в одном самом престижном зале мира вы не найдете таких слушателей, для которых ваша музыка будет подлинным лекарством.

 

Вас будут вспоминать всю жизнь с благодарностью. Может так случиться, что именно встреча с этими людьми многое перевернет в вашем музыкантском опыте и поставит вопросы о смысле нашей профессии, и отвечать на них будет куда вдохновительнее и радостнее, чем раньше. Просто представьте себе, что музыка — вода, а в больнице — жажда. Принесите людям этой живой воды. И ничего не бойтесь.

Источник: https://www.miloserdie.ru/article/v-bolnitse-zhazhda-a-muzyka-voda/
Обсудить в форуме - http://www.mal-kuz.ru/forum/viewtopic.php?f=164&t=35022

 
 

 

 

Кто на сайте

Сейчас 43 гостей онлайн