Пластическая хирургия после родов PDF Печать E-mail
21.08.2018 09:56



Сегодня эстетическую медицину нередко называют хирургией счастья и красоты. Оно, в принципе, понятно: красота ценилась человечеством во все времена, и вряд ли какая-нибудь женщина не хотела бы не просто скрыть, а навсегда устранить некие досадные дефекты лица и фигуры, мешающие ей ощущать себя привлекательной. Но, с другой стороны, пластическая операция мало чем отличается от любого другого хирургического вмешательства, а значит, на неё распространяются все риски, возможные при проведении тех, что делаются по жизненным показаниям. Плюс к тому, несмотря на прогресс эстетической хирургии, следует помнить: реальный результат, которого сумеет достичь даже самый высококлассный специалист, не обязательно будет соответствовать идеалу, рисуемому женщине в её воображении...
Так что же делать – ложиться под нож или нет?
Понятно, что однозначного, приемлемого для всех ответа на этот вопрос не существует. Поэтому «Аист на крыше» обратился к двум специалистам хай-класса – член-корреспонденту Международной академии общественных наук, генеральному директору многопрофильной клиники «ОстМедКонсалт» Александру Некипелову и её главному врачу Павлу Самцову.
«Аист на крыше»: Поскольку, господа, многие молодые мамы нервничают из-за растяжек, давайте поговорим о пластике живота и груди. Нужно ли им идти на операцию или, что называется, само пройдёт?
Александр Некипелов: Во-первых, делать или не делать операцию, определяет только хирург, желание пациента не является основанием для хирургического вмешательства. Женщине надо лишь обратиться к врачу за консультацией и не держать в голове, что он в обязательном порядке предложит ей операцию. Во многих случаях пациенткам показана не хирургия, а косметология, и для того, чтобы уменьшить количество растяжек, у нас имеется современная, последнего поколения аппаратура.
Павел Самцов: Косметологические лазерные процедуры дают хорошие результаты, но есть и ещё один момент. Иногда женщины обращаются к нам слишком рано. Они уже какое-то время ходят в тренажёрный зал, но пока не видят результата, на который надеялись. Мы в таких случаях объясняем: не спешите, поделайте упражнения, потренируйтесь. Скорее всего, месяца через три вы будете выглядеть совсем по-другому.
«Аист»: Вы сказали «приходят рано». А когда вовремя?
А. Н.: Пока женщина кормит ребёнка, никаких телодвижений быть не должно. К нам на консультацию можно приходить не раньше чем через полгода после прекращения лактации, а ещё лучше – через год…
П. С.: Причём я обязательно задаю женщинам вопрос: «Какие у вас планы относительно следующих беременностей?». И если пациентка отвечает, что собирается ещё рожать, объясняю: «Да, мы можем сейчас решить вашу проблему, вы будете какое-то время ходить с плоским животом, но это только до того, как снова забеременеете».
А. Н.: Беременность, роды и лактация – некоторое испытание для фигуры. Иногда молодые мамы думают, что у них просто растянулась кожа, но на самом деле всё серьёзнее – при вынашивании худенькой мамой крупного плода может разойтись белая линия живота.
«Аист»: Что такое «белая линия»?
П. С.: Соединительная ткань, которая разделяет правую и левую прямые мышцы живота. К сожалению, она не может сократиться. Если мы способны физическими нагрузками вернуть мышцы пресса в прежнее состояние, то с белой линией это невозможно, обратно она не вернётся. А перерастяжение приводит к отхождению волокон, что является предпосылкой к образованию грыж, и здесь речь идёт уже не об эстетике, а о перспективе возникновения общехирургических проблем.
А. Н.: В нашей практике встречались пациентки с огромными грыжами, у одной был практически весь желудок наружу, причём она не понимала, насколько это опасно! Ей кто-то сказал: «Всё у вас уйдёт» – и она поверила. Поэтому, повторяю, женщина, столкнувшись с проблемой послеродовых растяжек, должна в первую очередь обратиться за консультацией к профессионалам. И лучше не к общим хирургам, а к пластическим.
П. С.: К общим, конечно, тоже можно, но они решают только одну проблему – удаляют грыжу, а на эстетику чаще всего не обращают внимания. Да, свою работу они выполняют хорошо, но потом женщины нередко обращаются к нам за переделкой. Мы же не только понимаем, насколько пациентке важно, как выглядит её тело, но и обладаем специально разработанными для подобных ситуаций методиками.
Кстати, особенно этот вопрос важен, когда дело касается груди. Во время беременности грудь увеличивается в размерах, после окончания лактации уменьшается, и проблема в том, что она не просто становится меньше, но ещё и качественно меняется – это уже не железа, а рубцовая соединительная ткань. Как результат, возникает несоответствие объёма и наполнителя: наполнитель уменьшился, кожа не сократилась, и всё повисло, как в носке. В общем, показания для хирургического вмешательства налицо...
«Аист»: Всё так, но СМИ настолько активно пугают нас последствиями таких операций, что невольно задумаешься, а стоит ли вообще что-то делать?
А. Н.: Пугают часто – это верно. Журналисты иногда вообще рассказывают о том, что женщин оперируют чуть ли не дома, в квартирах. Это, разумеется, заказные статьи, им не нужно верить. Но, так или иначе, надо понимать: если гнаться исключительно за дешевизной, то стопроцентно окажешься в тяжёлой ситуации.
Операция, конечно, дорогая, но, во-первых, импланты, которые вам вводят, не должны стоить 20 тысяч рублей, а во-вторых, нельзя идти оперироваться, условно говоря, в парикмахерскую, где в одном зале стригут волосы, а во втором работает какая-то амбулатория. Чтобы всё гарантированно прошло без осложнений, нужно обращаться в клинику, где работают высококвалифицированные, хорошо зарекомендовавшие себя врачи, где есть палата интенсивной терапии и, вообще, за пациентками осуществляется должный уход.
«Аист»: К сожалению, найти крупную сумму могут далеко не все…
А. Н.: Всё так, но человек должен понимать, что он идёт не на необходимую по жизненным показаниям операцию, а на косметологию. Женщина может жить с теми же растяжками много лет и совсем об этом не беспокоиться. Ну а если уж ей захотелось улучшить своё эстетическое состояние, надо подумать о безопасности. Обращаясь куда попало с целью сэкономить, человек рискует не меньше, чем, например, выезжая на машине с непроверенными тормозами.
А страшилки, конечно, пишут, кому-то это выгодно…
П. С.: Эстетическая хирургия – один из видов хирургий, и, к сожалению, в ней тоже существует определённый процент осложнений. Неважно, какую бы операцию мы ни выполняли – гинекологическую, пластическую, нейрохирургическую – могут возникнуть воспаления, гематомы, серомы, некачественные рубцы. Мы предполагаем вероятность их возникновения и, естественно, делаем всё, чтобы предупредить возможные осложнения.
А. Н.: Все пациенты проходят обследование, как перед любой плановой операцией. Кстати, по последнему распоряжению Минздрава перед увеличением груди женщины должны будут обязательно пройти маммографию. И ещё одно нововведение: после операции пациенты, независимо от состояния, будут поступать на 12 часов в реанимацию – это европейский алгоритм. Конечно, такие новшества приведут к некоторому удорожанию, но раз есть приказ Минздрава, будем его придерживаться. Тем более что если сравнить наш и западный ценник, разница очевидна – в России всё намного дешевле.
«Аист»: Но почему же тогда наши звёзды так рвутся оперироваться в Америку?
А. Н.: Да никто сегодня не едет в Америку! Зачем? Мы работаем по тем же технологиям, что и американцы, но эти операции стоят у них на порядок дороже.
«Аист»: Это радует, но давайте вернёмся к абдоминопластике. Женщинами, у которых обвисла кожа из-за сильного похудения, вы тоже занимаетесь?
А. Н.: Да, но такие вещи лучше всего делать осенью или зимой, когда не так жарко. Это тяжёлые операции. В случае, когда пациентка носила, допустим, 52 размер, а потом похудела до 44-го, имеет место большой объём отслойки и, плюс к тому, у неё из-за перепада веса страдает кожа, а значит, заживляемость намного хуже.
П. С.: Не сказал бы, что лично я жду таких пациентов с распростёртыми объятиями, но, в принципе, все проблемы решаемы. Эта операция, которая чаще всего проводится после бариатрической хирургии на пищеварительном тракте, называется бодилифтинг. Мы делаем общую подтяжку тела, в результате которой образуются рубцы. Но, несмотря на это, люди всё равно нам благодарны, так как у них нет абсолютно никаких альтернатив.
А. Н.: Такие пациенты проходят длительный период восстановления, с ними надо много заниматься.
«Аист»: При обычной абдоминопластике реабилитация короче?
П. С.: Процесс полного восстановления занимает полгода, но некоторые женщины, если их деятельность не связана с серьёзными физическими нагрузками, начинают работать уже на четвёртый-пятый день. Главное, чтобы они неукоснительно выполняли все рекомендации из памятки, которую мы выдаём им ещё до операции. К примеру, им нельзя брать на руки ребёнка, и любые физические нагрузки, с которыми приходится сталкиваться, должны выполняться в специальном укрепляющем бандаже. Это что касается абдоминопластики, а если говорить о груди, всё немного проще – женщины, как правило, полностью реабилитируются за три месяца.
«Аист»: Сколько времени вы потом отслеживаете пациентку?
А. Н.: До года. Но и после многие пациентки поддерживают с нами контакты. И, я считаю, это правильно. Своего доктора иметь надо, тем более если речь идёт о пластической медицине.

Сегодня эстетическую медицину нередко называют хирургией счастья и красоты. Оно, в принципе, понятно: красота ценилась человечеством во все времена, и вряд ли какая-нибудь женщина не хотела бы не просто скрыть, а навсегда устранить некие досадные дефекты лица и фигуры, мешающие ей ощущать себя привлекательной. Но, с другой стороны, пластическая операция мало чем отличается от любого другого хирургического вмешательства, а значит, на неё распространяются все риски, возможные при проведении тех, что делаются по жизненным показаниям. Плюс к тому, несмотря на прогресс эстетической хирургии, следует помнить: реальный результат, которого сумеет достичь даже самый высококлассный специалист, не обязательно будет соответствовать идеалу, рисуемому женщине в её воображении...


Так что же делать – ложиться под нож или нет?

 

Понятно, что однозначного, приемлемого для всех ответа на этот вопрос не существует. Поэтому «Аист на крыше» обратился к двум специалистам хай-класса – член-корреспонденту Международной академии общественных наук, генеральному директору многопрофильной клиники «ОстМедКонсалт» Александру Некипелову и её главному врачу Павлу Самцову.

 

«Аист на крыше»: Поскольку, господа, многие молодые мамы нервничают из-за растяжек, давайте поговорим о пластике живота и груди. Нужно ли им идти на операцию или, что называется, само пройдёт?

 

Александр Некипелов: Во-первых, делать или не делать операцию, определяет только хирург, желание пациента не является основанием для хирургического вмешательства. Женщине надо лишь обратиться к врачу за консультацией и не держать в голове, что он в обязательном порядке предложит ей операцию. Во многих случаях пациенткам показана не хирургия, а косметология, и для того, чтобы уменьшить количество растяжек, у нас имеется современная, последнего поколения аппаратура.

 

Павел Самцов: Косметологические лазерные процедуры дают хорошие результаты, но есть и ещё один момент. Иногда женщины обращаются к нам слишком рано. Они уже какое-то время ходят в тренажёрный зал, но пока не видят результата, на который надеялись. Мы в таких случаях объясняем: не спешите, поделайте упражнения, потренируйтесь. Скорее всего, месяца через три вы будете выглядеть совсем по-другому.

 

«Аист»: Вы сказали «приходят рано». А когда вовремя?

 

А. Н.: Пока женщина кормит ребёнка, никаких телодвижений быть не должно. К нам на консультацию можно приходить не раньше чем через полгода после прекращения лактации, а ещё лучше – через год…

 

П. С.: Причём я обязательно задаю женщинам вопрос: «Какие у вас планы относительно следующих беременностей?». И если пациентка отвечает, что собирается ещё рожать, объясняю: «Да, мы можем сейчас решить вашу проблему, вы будете какое-то время ходить с плоским животом, но это только до того, как снова забеременеете».

 

А. Н.: Беременность, роды и лактация – некоторое испытание для фигуры. Иногда молодые мамы думают, что у них просто растянулась кожа, но на самом деле всё серьёзнее – при вынашивании худенькой мамой крупного плода может разойтись белая линия живота.

 

«Аист»: Что такое «белая линия»?

 

П. С.: Соединительная ткань, которая разделяет правую и левую прямые мышцы живота. К сожалению, она не может сократиться. Если мы способны физическими нагрузками вернуть мышцы пресса в прежнее состояние, то с белой линией это невозможно, обратно она не вернётся. А перерастяжение приводит к отхождению волокон, что является предпосылкой к образованию грыж, и здесь речь идёт уже не об эстетике, а о перспективе возникновения общехирургических проблем.

 

А. Н.: В нашей практике встречались пациентки с огромными грыжами, у одной был практически весь желудок наружу, причём она не понимала, насколько это опасно! Ей кто-то сказал: «Всё у вас уйдёт» – и она поверила. Поэтому, повторяю, женщина, столкнувшись с проблемой послеродовых растяжек, должна в первую очередь обратиться за консультацией к профессионалам. И лучше не к общим хирургам, а к пластическим.

 

П. С.: К общим, конечно, тоже можно, но они решают только одну проблему – удаляют грыжу, а на эстетику чаще всего не обращают внимания. Да, свою работу они выполняют хорошо, но потом женщины нередко обращаются к нам за переделкой. Мы же не только понимаем, насколько пациентке важно, как выглядит её тело, но и обладаем специально разработанными для подобных ситуаций методиками.

 

Кстати, особенно этот вопрос важен, когда дело касается груди. Во время беременности грудь увеличивается в размерах, после окончания лактации уменьшается, и проблема в том, что она не просто становится меньше, но ещё и качественно меняется – это уже не железа, а рубцовая соединительная ткань. Как результат, возникает несоответствие объёма и наполнителя: наполнитель уменьшился, кожа не сократилась, и всё повисло, как в носке. В общем, показания для хирургического вмешательства налицо...

 

«Аист»: Всё так, но СМИ настолько активно пугают нас последствиями таких операций, что невольно задумаешься, а стоит ли вообще что-то делать?

 

А. Н.: Пугают часто – это верно. Журналисты иногда вообще рассказывают о том, что женщин оперируют чуть ли не дома, в квартирах. Это, разумеется, заказные статьи, им не нужно верить. Но, так или иначе, надо понимать: если гнаться исключительно за дешевизной, то стопроцентно окажешься в тяжёлой ситуации.

 

Операция, конечно, дорогая, но, во-первых, импланты, которые вам вводят, не должны стоить 20 тысяч рублей, а во-вторых, нельзя идти оперироваться, условно говоря, в парикмахерскую, где в одном зале стригут волосы, а во втором работает какая-то амбулатория. Чтобы всё гарантированно прошло без осложнений, нужно обращаться в клинику, где работают высококвалифицированные, хорошо зарекомендовавшие себя врачи, где есть палата интенсивной терапии и, вообще, за пациентками осуществляется должный уход.

 

«Аист»: К сожалению, найти крупную сумму могут далеко не все…

 

А. Н.: Всё так, но человек должен понимать, что он идёт не на необходимую по жизненным показаниям операцию, а на косметологию. Женщина может жить с теми же растяжками много лет и совсем об этом не беспокоиться. Ну а если уж ей захотелось улучшить своё эстетическое состояние, надо подумать о безопасности. Обращаясь куда попало с целью сэкономить, человек рискует не меньше, чем, например, выезжая на машине с непроверенными тормозами.

 

А страшилки, конечно, пишут, кому-то это выгодно…

 

П. С.: Эстетическая хирургия – один из видов хирургий, и, к сожалению, в ней тоже существует определённый процент осложнений. Неважно, какую бы операцию мы ни выполняли – гинекологическую, пластическую, нейрохирургическую – могут возникнуть воспаления, гематомы, серомы, некачественные рубцы. Мы предполагаем вероятность их возникновения и, естественно, делаем всё, чтобы предупредить возможные осложнения.

 

А. Н.: Все пациенты проходят обследование, как перед любой плановой операцией. Кстати, по последнему распоряжению Минздрава перед увеличением груди женщины должны будут обязательно пройти маммографию. И ещё одно нововведение: после операции пациенты, независимо от состояния, будут поступать на 12 часов в реанимацию – это европейский алгоритм. Конечно, такие новшества приведут к некоторому удорожанию, но раз есть приказ Минздрава, будем его придерживаться. Тем более что если сравнить наш и западный ценник, разница очевидна – в России всё намного дешевле.

 

«Аист»: Но почему же тогда наши звёзды так рвутся оперироваться в Америку?

 

А. Н.: Да никто сегодня не едет в Америку! Зачем? Мы работаем по тем же технологиям, что и американцы, но эти операции стоят у них на порядок дороже.

 

«Аист»: Это радует, но давайте вернёмся к абдоминопластике. Женщинами, у которых обвисла кожа из-за сильного похудения, вы тоже занимаетесь?

 

А. Н.: Да, но такие вещи лучше всего делать осенью или зимой, когда не так жарко. Это тяжёлые операции. В случае, когда пациентка носила, допустим, 52 размер, а потом похудела до 44-го, имеет место большой объём отслойки и, плюс к тому, у неё из-за перепада веса страдает кожа, а значит, заживляемость намного хуже.

 

П. С.: Не сказал бы, что лично я жду таких пациентов с распростёртыми объятиями, но, в принципе, все проблемы решаемы. Эта операция, которая чаще всего проводится после бариатрической хирургии на пищеварительном тракте, называется бодилифтинг. Мы делаем общую подтяжку тела, в результате которой образуются рубцы. Но, несмотря на это, люди всё равно нам благодарны, так как у них нет абсолютно никаких альтернатив.

 

А. Н.: Такие пациенты проходят длительный период восстановления, с ними надо много заниматься.

 

«Аист»: При обычной абдоминопластике реабилитация короче?

 

П. С.: Процесс полного восстановления занимает полгода, но некоторые женщины, если их деятельность не связана с серьёзными физическими нагрузками, начинают работать уже на четвёртый-пятый день. Главное, чтобы они неукоснительно выполняли все рекомендации из памятки, которую мы выдаём им ещё до операции. К примеру, им нельзя брать на руки ребёнка, и любые физические нагрузки, с которыми приходится сталкиваться, должны выполняться в специальном укрепляющем бандаже. Это что касается абдоминопластики, а если говорить о груди, всё немного проще – женщины, как правило, полностью реабилитируются за три месяца.

 

«Аист»: Сколько времени вы потом отслеживаете пациентку?

 

А. Н.: До года. Но и после многие пациентки поддерживают с нами контакты. И, я считаю, это правильно. Своего доктора иметь надо, тем более если речь идёт о пластической медицине. 

Источник: https://www.proaist.ru/articles/plasticheskaya-khirurgiya-posle-rodov/?utm_source=vk&utm_medium=social&utm_campaign=plasticheskaya-hirurgiya-posle-rodovmo&utm_content=21777880
Обсудить в форуме - http://www.mal-kuz.ru/forum/viewtopic.php?f=6&t=33814&p=1580150#p1580150

 
 

 

 

Кто на сайте

Сейчас 47 гостей онлайн