Говорят дети!

sapapish86, 25 янв 2020

Даша, почти 6 лет:
Заходим утром в садик, дочка делает глубокий вдох (пахнет вкусно) и говорит: "Мама, как вкусно пахнет! Жалко нас так не кормят..."

Утро. Идём в садик, холодно, а дочка все время что то говорит. Я ей :"Даша, давай молча пойдём, ветер дует, горло заболит", а она мне в ответ:"Мама, завяжи мне рот шарфиком, горлу будет тепло, я ещё тебе не все рассказала. "

Праздники России

Мой друг – атипичная пневмония PDF Печать E-mail
Автор: Administrator   
06.04.2018 10:29



Обязательный рентген и прием антибиотиков – все экстрасенсы мира не должны помешать вам лечиться от пневмонии правильно. А также не доверяйте своим ощущениям и «нормальному» здоровью – воспаление легких коварно. Опытом болезни и выздоровления делится Илья Переседов.
В любой непонятной ситуации делай рентген
Если бы месяц назад кто-то сказал мне, что я стану неделями валяться в постели, искать наименее болезненный ритм кашля и слушать, как легкие свистят, словно дырявый органный мех, я бы ни за что не поверил. Пневмония казалась мне всегда больше литературным явлением, чем бытовым.
Мое отношение к здоровью, что бы ни происходило, годами описывалось словом «нормально».
И тут кроется первая ловушка пневмонии – ты продолжаешь чувствовать себя нормально даже в тот момент, когда от нормальности не осталось и следа.
Мне повезло: через неделю общего недомогания и четыре дня негромкого кашля по совету друзей и домашнего врача я съездил на рентген. Просвечивание показало, что во мне сидит готовое воспаление легких, которое требует лечения антибиотиками и постельного режима.
Без рентгена, возможно, я просто стал бы пить «Терафлю» и пробовал ходить на работу, списывая низкую производительность на межсезонную лень. Тогда финал мог бы оказаться непредсказуемым.
Я реагировал на скачки температуры с ироничным интересом. Вот на термометре 37,7. А вот – 38,4. Та-дам! – 39,2. Результаты замеров температуры казались мне лотереей. Я даже купил второй градусник, чтобы перепроверить эти странные цифры. Цифры оказались верными.
Увидев 39,4, я стал ждать, когда же сознание начнет меня подводить, не понимая, что безбашенная ирония и маниакальная фиксация на «нормальности» своего состояния – и есть проявление горячки и болезненного бреда.
Их пик пришелся на вторую ночь активной фазы болезни: я проснулся в 3 ночи в состоянии совершенной эйфории от мысли, что полностью здоров. Мне было это настолько очевидно, что хотелось петь и смеяться от радости. Восторг дополняло отчетливое злорадство: врачи обещали мне двухнедельный карантин, а я полностью излечился на третий день болезни.
Удушливый кашель, которым сопровождался каждый второй мой вздох, не вызвал во мне никаких подозрений: он казался просто вредной привычкой, приобретенной за дни болезни.
Если бы эта эйфория осталась со мной на полчаса дольше, думаю, я вполне мог бы отправиться в пижаме в ночной магазин за мороженым или тут же начать обзванивать коллег с радостной новостью о своем исцелении.
К счастью, словно в психоделическом трипе, восторг от мнимого выздоровления внезапно сменился во мне кромешным ужасом и сильным ознобом. Весь следующий час я просидел в кровати, завернутый в три одеяла: меня трясло, словно от разрядов тока, а зубы громко лязгали от холода и панического страха. Одновременно с этим с меня ручьями тек пот, так что простыни через какое-то время натурально можно было отжимать.
Горячка и бред – реальны. Не доверяйте своим эмоциям и мыслям во время сильной болезни.
Даже если ваш дедушка – знахарь, лечитесь антибиотиками
Волга впадает в Каспийское море, дважды два – четыре, пневмония лечится «химией».
Высокую температуру нейтрализует жаропонижающее, удушливый кашель – отхаркивающее, воспаление легких – антибиотик.
Даже если ваш дедушка – заслуженный знахарь Залесья, мама – экстрасенс, а дядя собрал автопарк на деньги от продажи гомеопатических драже, лечитесь антибиотиками.
С жаропонижающим и другими таблетками все более-менее понятно, а вот антибиотик – хитрая вещь.
Во-первых, с ним запросто можно промахнуться и начать принимать препарат, к которому болезнь окажется устойчивой. Так случилось со мной: первая неделя лечения прошла почти впустую, потому что врач не угадал с антибиотиком. Следующий выбор оказался удачным. Это подтвердило заметное улучшение самочувствия и результаты посева мокроты.
Во-вторых, никогда не знаешь, какое побочное влияние антибиотик окажет на организм. Со мной случилось затяжное расстройство желудка. У кого-то возникает сыпь или начинаются проблемы с почками.
В общем, прием антибиотика похож на поход к стоматологу: если он вам помогает, это не значит, что встреча будет приятной.
Жаба
Последние пару лет я несколько раз простужался, трижды травился, дважды лечился от нервного истощения долгим сном. Но все равно чувствовал себя при этом здоровым человеком, которому просто чуть-чуть неможется.
Пневмония заставила меня почувствовать себя больным. Воспаление легких настолько глубоко пускает корни в мозг, так явно ограничивает физические способности, лишает возможности строить любые планы, что в голову закрадывается мысль: болезнь – это я. Эта зараза настолько глубоко засела во мне, что стала неотъемлемой частью моей природы.
У меня это ощущение оформилось в образ грудной жабы.
Врачи так называют болезнь сердца. Но у меня была своя жаба. Я чувствовал, будто крупное земноводное пролезло мне в грудь прямо под ребра и обосновалось там: скользкое, жирное, жадное…
Из-за этой гадины я не мог свободно дышать, долго ходить, не мог даже распрямиться: каждое резкое движение оборачивалось острой болью в районе лопаток и диким кашлем…
Избавиться от комплекса больного, отвыкнуть объяснять себе и окружающим неспособность что-то сделать своей немощью, отучить себя ждать помощи и понимания оказалось самым трудным поступком за все время болезни.
Тайная жизнь экс-пациентов
До болезни я даже не предполагал, сколько людей вокруг меня прошли через пневмонию.
Стоило сказать в фейсбуке про воспаление легких, в личку тут же посыпались признания и слова поддержки от бывших пациентов. Это здорово помогло.
Неприятным открытием стало признание, что после такой болезни сорванный голос и проблемы с дыханием могут сохраниться на год или два. Особенно если ими не заниматься.
Самые осторожные советуют начать наблюдать после этого состояние сердца: пневмония часто дает на него осложнение.
КТ, катетер и контейнер
Пока болеешь пневмонией, все время приходится сдавать анализы. Кровь из вены, мокрота на посев, прослушивания, просвечивания…
Если больницы с поликлиниками вызывают ужас и хочется болеть дома, приходится платить.
Рентген – 3000 рублей.
КТ – 5000.
Анализ крови – 2500 за раз (нужно минимум три).
Такси, лекарства, заботы врача, который будет наблюдать вас на дому… Все вместе получается очень недешево.
После такой болезни я впервые задумался о покупке хорошей медицинской страховки или годового абонемента в какую-нибудь солидную клинику.
Эпилог
Болеть воспалением легких очень паршиво.
Берегите себя!
Делайте прививки от пневмонии себе и детям. Это гораздо дешевле и безопаснее, чем пытаться потом излечиться, неделями не покидая больничной палаты.

Обязательный рентген и прием антибиотиков – все экстрасенсы мира не должны помешать вам лечиться от пневмонии правильно. А также не доверяйте своим ощущениям и «нормальному» здоровью – воспаление легких коварно. Опытом болезни и выздоровления делится Илья Переседов.


В любой непонятной ситуации делай рентген

 

Если бы месяц назад кто-то сказал мне, что я стану неделями валяться в постели, искать наименее болезненный ритм кашля и слушать, как легкие свистят, словно дырявый органный мех, я бы ни за что не поверил. Пневмония казалась мне всегда больше литературным явлением, чем бытовым.

 

Мое отношение к здоровью, что бы ни происходило, годами описывалось словом «нормально».

 

И тут кроется первая ловушка пневмонии – ты продолжаешь чувствовать себя нормально даже в тот момент, когда от нормальности не осталось и следа.

 

Мне повезло: через неделю общего недомогания и четыре дня негромкого кашля по совету друзей и домашнего врача я съездил на рентген. Просвечивание показало, что во мне сидит готовое воспаление легких, которое требует лечения антибиотиками и постельного режима.

 

Без рентгена, возможно, я просто стал бы пить «Терафлю» и пробовал ходить на работу, списывая низкую производительность на межсезонную лень. Тогда финал мог бы оказаться непредсказуемым.

 

Я реагировал на скачки температуры с ироничным интересом. Вот на термометре 37,7. А вот – 38,4. Та-дам! – 39,2. Результаты замеров температуры казались мне лотереей. Я даже купил второй градусник, чтобы перепроверить эти странные цифры. Цифры оказались верными.

 

Увидев 39,4, я стал ждать, когда же сознание начнет меня подводить, не понимая, что безбашенная ирония и маниакальная фиксация на «нормальности» своего состояния – и есть проявление горячки и болезненного бреда.

 

Их пик пришелся на вторую ночь активной фазы болезни: я проснулся в 3 ночи в состоянии совершенной эйфории от мысли, что полностью здоров. Мне было это настолько очевидно, что хотелось петь и смеяться от радости. Восторг дополняло отчетливое злорадство: врачи обещали мне двухнедельный карантин, а я полностью излечился на третий день болезни.

 

Удушливый кашель, которым сопровождался каждый второй мой вздох, не вызвал во мне никаких подозрений: он казался просто вредной привычкой, приобретенной за дни болезни.

 

Если бы эта эйфория осталась со мной на полчаса дольше, думаю, я вполне мог бы отправиться в пижаме в ночной магазин за мороженым или тут же начать обзванивать коллег с радостной новостью о своем исцелении.

 

К счастью, словно в психоделическом трипе, восторг от мнимого выздоровления внезапно сменился во мне кромешным ужасом и сильным ознобом. Весь следующий час я просидел в кровати, завернутый в три одеяла: меня трясло, словно от разрядов тока, а зубы громко лязгали от холода и панического страха. Одновременно с этим с меня ручьями тек пот, так что простыни через какое-то время натурально можно было отжимать.

 

Горячка и бред – реальны. Не доверяйте своим эмоциям и мыслям во время сильной болезни.

 

Даже если ваш дедушка – знахарь, лечитесь антибиотиками

 

Волга впадает в Каспийское море, дважды два – четыре, пневмония лечится «химией».

 

Высокую температуру нейтрализует жаропонижающее, удушливый кашель – отхаркивающее, воспаление легких – антибиотик.

 

Даже если ваш дедушка – заслуженный знахарь Залесья, мама – экстрасенс, а дядя собрал автопарк на деньги от продажи гомеопатических драже, лечитесь антибиотиками.

 

С жаропонижающим и другими таблетками все более-менее понятно, а вот антибиотик – хитрая вещь.

 

Во-первых, с ним запросто можно промахнуться и начать принимать препарат, к которому болезнь окажется устойчивой. Так случилось со мной: первая неделя лечения прошла почти впустую, потому что врач не угадал с антибиотиком. Следующий выбор оказался удачным. Это подтвердило заметное улучшение самочувствия и результаты посева мокроты.

 

Во-вторых, никогда не знаешь, какое побочное влияние антибиотик окажет на организм. Со мной случилось затяжное расстройство желудка. У кого-то возникает сыпь или начинаются проблемы с почками.

 

В общем, прием антибиотика похож на поход к стоматологу: если он вам помогает, это не значит, что встреча будет приятной.

 

Жаба

 

Последние пару лет я несколько раз простужался, трижды травился, дважды лечился от нервного истощения долгим сном. Но все равно чувствовал себя при этом здоровым человеком, которому просто чуть-чуть неможется.

 

Пневмония заставила меня почувствовать себя больным. Воспаление легких настолько глубоко пускает корни в мозг, так явно ограничивает физические способности, лишает возможности строить любые планы, что в голову закрадывается мысль: болезнь – это я. Эта зараза настолько глубоко засела во мне, что стала неотъемлемой частью моей природы.

 

У меня это ощущение оформилось в образ грудной жабы.

 

Врачи так называют болезнь сердца. Но у меня была своя жаба. Я чувствовал, будто крупное земноводное пролезло мне в грудь прямо под ребра и обосновалось там: скользкое, жирное, жадное…

 

Из-за этой гадины я не мог свободно дышать, долго ходить, не мог даже распрямиться: каждое резкое движение оборачивалось острой болью в районе лопаток и диким кашлем…

 

Избавиться от комплекса больного, отвыкнуть объяснять себе и окружающим неспособность что-то сделать своей немощью, отучить себя ждать помощи и понимания оказалось самым трудным поступком за все время болезни.

 

Тайная жизнь экс-пациентов

 

До болезни я даже не предполагал, сколько людей вокруг меня прошли через пневмонию.

 

Стоило сказать в фейсбуке про воспаление легких, в личку тут же посыпались признания и слова поддержки от бывших пациентов. Это здорово помогло.

 

Неприятным открытием стало признание, что после такой болезни сорванный голос и проблемы с дыханием могут сохраниться на год или два. Особенно если ими не заниматься.

 

Самые осторожные советуют начать наблюдать после этого состояние сердца: пневмония часто дает на него осложнение.

 

КТ, катетер и контейнер

 

Пока болеешь пневмонией, все время приходится сдавать анализы. Кровь из вены, мокрота на посев, прослушивания, просвечивания…

 

Если больницы с поликлиниками вызывают ужас и хочется болеть дома, приходится платить.

 

Рентген – 3000 рублей.


КТ – 5000.


Анализ крови – 2500 за раз (нужно минимум три).

 

Такси, лекарства, заботы врача, который будет наблюдать вас на дому… Все вместе получается очень недешево.

 

После такой болезни я впервые задумался о покупке хорошей медицинской страховки или годового абонемента в какую-нибудь солидную клинику.

 

Эпилог

 

Болеть воспалением легких очень паршиво.

 

Берегите себя!

 

Делайте прививки от пневмонии себе и детям. Это гораздо дешевле и безопаснее, чем пытаться потом излечиться, неделями не покидая больничной палаты.

Источник: http://www.pravmir.ru/moy-drug-atipichnaya-pnevmoniya/
Обсудить в форуме - http://www.mal-kuz.ru/forum/viewtopic.php?f=70&t=33116

 
 

 

 

Кто на сайте

Сейчас 43 гостей онлайн