Говорят дети!

*Счастливая мамочка* 24 авг 2018, 07:21

Милана 5 лет.
-мама мне так желудей хочется.
-чего тебе хочется.?!
-желудей. Нарви пожалуйста.
Попыталась объяснить что их не едят.
-нет они такие вкусные, я их так люблю, я их часто ем...
Я конечно в шоке, после долгих разбирательств, оказывается это она просила крыжовник :D и так до сих пор она его называет желудями
Я говорю ты только в саду не скажи что тебя мама желудями кормит :D

Милана 5 лет.

-мама мне так желудей хочется.

-чего тебе хочется.?!

-желудей. Нарви пожалуйста.

Попыталась объяснить что их не едят.

-нет они такие вкусные, я их так люблю, я их часто ем...

Я конечно в шоке, после долгих разбирательств, оказывается это она просила крыжовник :D и так до сих пор она его называет желудями

Я говорю ты только в саду не скажи что тебя мама желудями кормит :D

Праздники России

Онколог Илья Фоминцев: Если убрать опухолевые синдромы, страх рака в обществе исчезнет PDF Печать E-mail
Автор: Administrator   
28.06.2018 10:45



Онколог Илья Фоминцев - о том, как победить канцерофобию и почему у нас не лечат опухолевый синдром.
Что люди на самом деле имеют в виду, когда говорят, что боятся рака? У меня, кажется, есть ответ:
-очень высокой, заранее известной вероятности смерти, “неизбежного приговора”;
-смерти в молодом возрасте (ну, условно до 50 лет);
-боли и страданий перед смертью.
Э, но как же так? Ведь все говорят, что рак это болезнь пожилых, да и он очень неплохо лечится. Чего ж они тогда боятся? Ни о какой неизбежности приговора нынче, говорят, не идет и речи, боль и страдания научились лечить, да и вообще все это ждет человека в основном за 65 лет, да и то совсем не всех. И ведь это все чистая правда – так все и есть.
Если посмотреть на список страхов, то получается, что люди боятся тех относительно немногих случаев, когда рак стартует в возрасте 30-40 лет, а такой рак очень агрессивен и там действительно не очень-то хорошие результаты лечения. Именно об этих случаях все говорят, именно эти случаи приводят в пример. Так формируется общественная канцерофобия.
А если я вам скажу, что значительная доля таких случаев скорее всего результат мутации, притом чаще всего унаследованной мутации? Это называется опухолевый синдром. Да, в общей структуре заболеваемости опухолевые синдромы составляют не более 10%, но если взять не всех, а 1000 заболевших в возрасте до 50 лет там их будет вовсе не 100 человек, а гораздо-гораздо больше. Не знаю сходу точных цифр, но оценочно около 50%, если не больше.
То есть общество боится не просто рака. Общество в сущности боится опухолевых синдромов, которые вызывают рак. Убери их из картины заболеваемости и страх в обществе исчезнет. Останутся опухоли которые отлично лечатся и которые возникают в возрасте за 65-70.
Сейчас известно около 50 генов, поломка которых может фатально увеличивать риск рака. Та самая Анджелина Джоли страдает одним из самых известных синдромов – HBOC (hereditary breast&ovarian cancer), но есть еще много других видов.
А что у нас в стране делают с этим? Внезапно практически НИЧЕГО! То есть можно сказать, что вовсе ничего, если не брать федеральные центры, где такие больные естественным образом концентрируются.
-У нас ни онкологи, ни пациенты не знают почти ничего об опухолевых синдромах. Практически ни один диспансер не проводит генетическое тестирование, если видит пациента подозрительного на синдром. Чаще всего онкологи даже не знают критериев подозрения на синдром.
-Само генетическое тестирование на опухолевые синдромы не входит в госгарантии, если я не ошибаюсь.
-Нет никаких систем наблюдения семей с синдромами
-Превентивная хирургия имеет совершенно непонятный юридический статус, который видимо проще всего определить как “вне закона”. Эксплицитно она не разрешена, имплицитно не подразумевается.
А ведь с этим можно очень даже отлично работать – снизить смертность в этой группе самое милое дело!
Что, собственно я и намерен начать делать. В ближайшее время мы будем разрабатывать какой-то проект в фонде профилактики рака, направленный против опухолевых синдромов, чтобы решить хотя бы какие-то из перечисленных проблем.
Вариантов море, жаль только, что не на все варианты можно собрать средства. Но будет интересно. Следите за обновлениями. Мы эту тему в ближайший год поднимем в топ. Пора.

Онколог Илья Фоминцев - о том, как победить канцерофобию и почему у нас не лечат опухолевый синдром.

 

Что люди на самом деле имеют в виду, когда говорят, что боятся рака? У меня, кажется, есть ответ:

 

-очень высокой, заранее известной вероятности смерти, “неизбежного приговора”;

-смерти в молодом возрасте (ну, условно до 50 лет);

-боли и страданий перед смертью.

 

Э, но как же так? Ведь все говорят, что рак это болезнь пожилых, да и он очень неплохо лечится. Чего ж они тогда боятся? Ни о какой неизбежности приговора нынче, говорят, не идет и речи, боль и страдания научились лечить, да и вообще все это ждет человека в основном за 65 лет, да и то совсем не всех. И ведь это все чистая правда – так все и есть.

 

Если посмотреть на список страхов, то получается, что люди боятся тех относительно немногих случаев, когда рак стартует в возрасте 30-40 лет, а такой рак очень агрессивен и там действительно не очень-то хорошие результаты лечения. Именно об этих случаях все говорят, именно эти случаи приводят в пример. Так формируется общественная канцерофобия.

 

А если я вам скажу, что значительная доля таких случаев скорее всего результат мутации, притом чаще всего унаследованной мутации? Это называется опухолевый синдром. Да, в общей структуре заболеваемости опухолевые синдромы составляют не более 10%, но если взять не всех, а 1000 заболевших в возрасте до 50 лет там их будет вовсе не 100 человек, а гораздо-гораздо больше. Не знаю сходу точных цифр, но оценочно около 50%, если не больше.

 

То есть общество боится не просто рака. Общество в сущности боится опухолевых синдромов, которые вызывают рак. Убери их из картины заболеваемости и страх в обществе исчезнет. Останутся опухоли которые отлично лечатся и которые возникают в возрасте за 65-70.

 

Сейчас известно около 50 генов, поломка которых может фатально увеличивать риск рака. Та самая Анджелина Джоли страдает одним из самых известных синдромов – HBOC (hereditary breast&ovarian cancer), но есть еще много других видов.

 

А что у нас в стране делают с этим? Внезапно практически НИЧЕГО! То есть можно сказать, что вовсе ничего, если не брать федеральные центры, где такие больные естественным образом концентрируются.

 

-У нас ни онкологи, ни пациенты не знают почти ничего об опухолевых синдромах. Практически ни один диспансер не проводит генетическое тестирование, если видит пациента подозрительного на синдром. Чаще всего онкологи даже не знают критериев подозрения на синдром.

-Само генетическое тестирование на опухолевые синдромы не входит в госгарантии, если я не ошибаюсь.

-Нет никаких систем наблюдения семей с синдромами

-Превентивная хирургия имеет совершенно непонятный юридический статус, который видимо проще всего определить как “вне закона”. Эксплицитно она не разрешена, имплицитно не подразумевается.

 

А ведь с этим можно очень даже отлично работать – снизить смертность в этой группе самое милое дело!

 

Что, собственно я и намерен начать делать. В ближайшее время мы будем разрабатывать какой-то проект в фонде профилактики рака, направленный против опухолевых синдромов, чтобы решить хотя бы какие-то из перечисленных проблем.

 

Вариантов море, жаль только, что не на все варианты можно собрать средства. Но будет интересно. Следите за обновлениями. Мы эту тему в ближайший год поднимем в топ. Пора.

Источник: https://www.pravmir.ru/onkolog-ilya-fomintsev-esli-ubrat-opuholevyie-sindromyi-strah-raka-v-obshhestve-ischeznet/
Обсудить в форуме - http://www.mal-kuz.ru/forum/viewtopic.php?f=70&t=3231&start=480

 
 

 

 

Кто на сайте

Сейчас 54 гостей онлайн