Говорят дети!

*Счастливая мамочка* 24 авг 2018, 07:21

Милана 5 лет.
-мама мне так желудей хочется.
-чего тебе хочется.?!
-желудей. Нарви пожалуйста.
Попыталась объяснить что их не едят.
-нет они такие вкусные, я их так люблю, я их часто ем...
Я конечно в шоке, после долгих разбирательств, оказывается это она просила крыжовник :D и так до сих пор она его называет желудями
Я говорю ты только в саду не скажи что тебя мама желудями кормит :D

Милана 5 лет.

-мама мне так желудей хочется.

-чего тебе хочется.?!

-желудей. Нарви пожалуйста.

Попыталась объяснить что их не едят.

-нет они такие вкусные, я их так люблю, я их часто ем...

Я конечно в шоке, после долгих разбирательств, оказывается это она просила крыжовник :D и так до сих пор она его называет желудями

Я говорю ты только в саду не скажи что тебя мама желудями кормит :D

Праздники России

Прекратить пытку PDF Печать E-mail
Автор: Administrator   
29.06.2018 11:03



Отучившись в школе патронажного ухода, Елена Сухачева поняла, что ее попытки ухаживать за пожилой тетей были для тети пыткой. И что помощь лежачим больным — это целая наука. Только вот в российских медучилищах и вузах ей посвящают всего несколько учебных часов
Тетя совсем слегла после гипертонического криза. Ее привезли из больницы, водрузили на кровать — и дом замер. Семь человек столпились на кухне, самые близкие родственники. Взрослые, состоявшиеся люди в полной растерянности смотрели друг на друга: что делать дальше? Работу не бросить. Готовы платить за уход за тетей, но кому? Обзвон знакомых ничего не дал. Елена решила, что пока сиделки нет, будет ухаживать за тетей сама. Раз уж та не хочет перебираться к ней в подмосковное Одинцово, переедет она. Но на словах все было проще, чем оказалось на деле.
Такая знакомая и родная тетя оказалась в прямом смысле слова неподъемной. Лена поняла, что совсем не знает, что делать. Как подойти, как повернуть, как, в конце концов, надеть памперс или подставить утку? Тетя стеснялась. Лена стеснялась. Обе плакали. От неправильно надетого памперса все вокруг было мокрым — и приходилось начинать заново. Потом за большие деньги нашли какую-то сиделку. Лена уехала домой. Тетя через несколько месяцев умерла. А мысль: «Как все-таки было правильно, можно ли было помочь?» — мучила Лену, оставалась незаживающей раной.
Встреча с реальностью
«Я всю жизнь такая чиновница, «белый воротничок». Мне казалось, что у нас все прекрасно в стране: ни с инвалидами, ни с лежачими никаких проблем. Их же не видно и не слышно — значит, все хорошо. Много лет я вот так бегала между домом в респектабельном районе и работой в дорогом офисном центре. Думала периодически, что надо кому-то помочь. Но кому? Где ж ту бабушку найти, которую через дорогу надо перевести?» — смеется Елена сама над собой. Иллюзии рассеялись, когда ее сократили с теплой должности в госкорпорации «Росатом». Выходное пособие было хорошим, и Елена решила не торопиться с поиском новой работы, несколько месяцев отдохнуть. А чтобы время совсем впустую не ушло — найти тех, кому будет нужна ее помощь.
Почему-то в голове все время крутилась мысль, что самая нужная помощь — бытовая: полы помыть, в магазин сходить, еду приготовить. При одинцовском храме, в который Елена регулярно ходит уже много лет, есть небольшое сестричество — объединение прихожанок, которые помогают нуждающимся. И она тоже решила стать православным волонтером.
Батюшка благословил ее пойти в семью помочь искупать девочку с инвалидностью. Елена растерялась: одно дело мыть полы, другое — мыть какую-то незнакомую девочку, прикасаться к ней. Не могла себе даже представить, как это происходит. Но убедила себя, что христианин должен помогать ближнему. И раз батюшка велел купать — надо купать.
Пришла. Посмотрела на девочку, и сердце остановилось от шока. Видеть людей с такими тяжелыми органическими нарушениями ей раньше не приходилось. 25-летняя девочка весила 12 килограммов. Не сидела. Не говорила. Плохо держала голову. Елена помогла маме ее искупать. Но для себя решила, что больше — никогда. Потом собралась с силами и пошла снова. Из головы не выходила девочкина мама, которая одна стойко бьется за своего ребенка вопреки всем прогнозам врачей. Как ей тяжело раз в неделю искать помощника, чтобы искупать вроде бы такую невесомую, но тяжелую и негнущуюся дочку.
За три месяца своего «отдыха» она начала помогать еще нескольким лежачим людям, вместе с другими прихожанками из сестричества ходила в одну из одинцовских больниц. Увидела и ужаснулась, насколько остро стоит вопрос ухода за беспомощными лежачими людьми. Какая это глобальная боль и проблема. Сколько одиноких людей страдает и буквально гниет дома без помощи. А квалифицированный патронажной службы просто нет. Сиделок нет. Сестричество в больнице тоже оказывало в основном духовную поддержку.
Елена стала обсуждать с батюшкой и с руководством больницы создание волонтерской патронажной службы, которая могла бы оказывать помощь у постели больного. Такая патронажная служба, знала она, есть при московской православной службе помощи «Милосердие». Они помогают одиноким людям: за счет жертвователей оплачивают квалифицированных сиделок и патронажных сестер. В Одинцове ничего подобного не существовало.
«Нам учить некогда»
Главврач больницы остудил энтузиазм волонтеров: «И кто будет приходить к больным? Что за добровольцы — просто первые попавшиеся люди с улицы? Как мы вас подпустим к больным? Что вы умеете, что знаете? Вы понимаете, что неправильными действиями можно навредить? Не так покормить или не так повернуть — и человек умрет».
Слова доктора вонзались кинжалом. Елена говорит, что сначала обижалась: ну как же, вот они готовы добровольно и бесплатно приходить горшки выносить, мыть, кормить, стирать — а их не пускают! А потом поняла, что доктор прав. Что был уже случай, когда бабушку неправильно поили, она поперхнулась, и это спровоцировало повторный инсульт. Что сначала волонтеров нужно обучить, а потом пускать в отделение. Вот только учить неофитов было некому. Штатный медперсонал перегружен и не заинтересован. Старшая медсестра, скривившись, процедила: «Нам учить некогда. А вы пребываете в фантазиях и не понимаете, с чем придется сталкиваться, ухаживая за реальными больными».
В каждой квартире, куда приходила помогать, переодевать, мыть, ухаживать. Видела боль, отчаяние, загнанных родственников и обреченность в домах одиноких забытых стариков. «Однажды пришла к одинокой женщине, которая слегла после инсульта. За ней никто не ухаживал. Заходила покормить только бывшая невестка. Она лежала на низком неудобном раскладном диване и просто тихо страдала. У нее были такие страшные пролежни. Не представляю, почему в современном мире человека вынуждают так страдать. Почему в России считается, что пролежни — это что-то естественное? Что это просто часть процесса угасания? С этим ничего нельзя поделать, и лечить никто не будет», — возмущается Елена.
Оказаться прикованным к постели может каждый. Очень страшно, когда ты не можешь даже пойти в туалет, если вдруг захотелось. Когда весь мир сворачивается на твоей постели и ты полностью зависишь от других людей.
Близким лежачего больного тоже страшно. Уход за обездвиженным человеком — очень непростая задача и требует не только времени, но и специальных знаний. Как перемещать больного, чтобы не причинить боль и увечья, как купать, как кормить? Многие не знают про специальные матрасы, современные средства ухода, про профилактику пролежней. Что пролежни — это катастрофа, их быть не должно.
А пожилая женщина со страшными ранами только дико кричала: «Оставьте меня!», когда Лена с еще двумя добровольцами пытались ей помочь. Терапевт из поликлиники в госпитализации отказала и посоветовала мазать раны зеленкой.
Учиться, чтобы помогать
«Год мы бились-бились и ни к чему не пришли. Учить нас некому, а без учебы не пускают», — вспоминает Елена. Она пошла штурмовать местный минздрав, соцзащиту, писала письма во все инстанции: большому густонаселенному Одинцовскому району, где сотни лежачих больных, очень нужна своя патронажная служба и обучение. Объясняла, что всего за пять-десять тренингов, которые смогут пройти родственники и добровольные помощники, они получат навык ухода за лежачим больным, который изменит жизнь всей страдающей семьи к лучшему. Ведь многие ухаживающие после нескольких лет заботы о лежачих близких сами становятся инвалидами: бессонные ночи, неправильное таскание, психологическое выгорание.
Елена решила, что не сдастся. Раз никто не хочет помогать — будут всё делать сами. Должен же быть кто-то, кто сможет научить.
Школу патронажного ухода «Внимание и забота» Елена просто нагуглила, когда искала, кто же может научить. «Прочитала их полноценную программу обучения из шести модулей и поняла, что это именно то, что нужно. Максимум практики, современные методики, которые может освоить человек любого возраста и образования». Елена записалась и пошла учиться. Уже на первом занятии, где объясняют, как правильно перемещать лежачего человека, Лена поняла, какой пыткой для тети были все ее действия. Оказалось, что при грамотном подходе уход за лежачим больным не требует столько сил и времени.
«У нас в группе был мужчина, который уже пять лет ухаживает за своей мамой. Чувствовалось, как он ее любит и как все эти годы о ней заботился. Когда нам показывали, как правильно перестилать постель, как использовать противоскользящие простыни, у него буквально слезы на глазах были. Потому что он понял, что до тренинга делал все не так. Пять лет мучился, а всего за три часа понял, как облегчить себе и маме жизнь. И я подумала: сколько здоровья, сил, радости жизни можно было бы сохранить и больным, и родственникам, и сиделкам, пройдя это обучение!»
Школу патронажного ухода «Внимание и забота» создали, объединившись, фонд помощи взрослым «Живой» и фонд помощи людям с БАС (боковой амиотрофический склероз) «Живи сейчас». Подопечные этих фондов в большинстве своем — это лежачие больные. Их родственники регулярно обращались в фонды с просьбой помочь найти хорошую сиделку, и стало ясно: на рынке квалифицированных сиделок просто нет. Даже медсестры часто не владеют всеми тонкостями помощи лежачим пациентам.
Несколько лет ушло на поиск российских специалистов, которые работают по западным методикам. Привлекали иностранных профессионалов, собирали информацию о современных способах перемещения, гигиены, кормления больных и методах психологической поддержки и предотвращения выгорания ухаживающих. Провели несколько занятий для родственников и поняли: надо расширяться.
За первый год работы Школа патронажного ухода планирует провести 60 семинаров и тренингов и обучить около 1000 человек.

Отучившись в школе патронажного ухода, Елена Сухачева поняла, что ее попытки ухаживать за пожилой тетей были для тети пыткой. И что помощь лежачим больным — это целая наука. Только вот в российских медучилищах и вузах ей посвящают всего несколько учебных часов

 

Тетя совсем слегла после гипертонического криза. Ее привезли из больницы, водрузили на кровать — и дом замер. Семь человек столпились на кухне, самые близкие родственники. Взрослые, состоявшиеся люди в полной растерянности смотрели друг на друга: что делать дальше? Работу не бросить. Готовы платить за уход за тетей, но кому? Обзвон знакомых ничего не дал. Елена решила, что пока сиделки нет, будет ухаживать за тетей сама. Раз уж та не хочет перебираться к ней в подмосковное Одинцово, переедет она. Но на словах все было проще, чем оказалось на деле.

 

Такая знакомая и родная тетя оказалась в прямом смысле слова неподъемной. Лена поняла, что совсем не знает, что делать. Как подойти, как повернуть, как, в конце концов, надеть памперс или подставить утку? Тетя стеснялась. Лена стеснялась. Обе плакали. От неправильно надетого памперса все вокруг было мокрым — и приходилось начинать заново. Потом за большие деньги нашли какую-то сиделку. Лена уехала домой. Тетя через несколько месяцев умерла. А мысль: «Как все-таки было правильно, можно ли было помочь?» — мучила Лену, оставалась незаживающей раной.

 

Встреча с реальностью

 

«Я всю жизнь такая чиновница, «белый воротничок». Мне казалось, что у нас все прекрасно в стране: ни с инвалидами, ни с лежачими никаких проблем. Их же не видно и не слышно — значит, все хорошо. Много лет я вот так бегала между домом в респектабельном районе и работой в дорогом офисном центре. Думала периодически, что надо кому-то помочь. Но кому? Где ж ту бабушку найти, которую через дорогу надо перевести?» — смеется Елена сама над собой. Иллюзии рассеялись, когда ее сократили с теплой должности в госкорпорации «Росатом». Выходное пособие было хорошим, и Елена решила не торопиться с поиском новой работы, несколько месяцев отдохнуть. А чтобы время совсем впустую не ушло — найти тех, кому будет нужна ее помощь.

 

Почему-то в голове все время крутилась мысль, что самая нужная помощь — бытовая: полы помыть, в магазин сходить, еду приготовить. При одинцовском храме, в который Елена регулярно ходит уже много лет, есть небольшое сестричество — объединение прихожанок, которые помогают нуждающимся. И она тоже решила стать православным волонтером.

 

Батюшка благословил ее пойти в семью помочь искупать девочку с инвалидностью. Елена растерялась: одно дело мыть полы, другое — мыть какую-то незнакомую девочку, прикасаться к ней. Не могла себе даже представить, как это происходит. Но убедила себя, что христианин должен помогать ближнему. И раз батюшка велел купать — надо купать.

 

Пришла. Посмотрела на девочку, и сердце остановилось от шока. Видеть людей с такими тяжелыми органическими нарушениями ей раньше не приходилось. 25-летняя девочка весила 12 килограммов. Не сидела. Не говорила. Плохо держала голову. Елена помогла маме ее искупать. Но для себя решила, что больше — никогда. Потом собралась с силами и пошла снова. Из головы не выходила девочкина мама, которая одна стойко бьется за своего ребенка вопреки всем прогнозам врачей. Как ей тяжело раз в неделю искать помощника, чтобы искупать вроде бы такую невесомую, но тяжелую и негнущуюся дочку.

 

За три месяца своего «отдыха» она начала помогать еще нескольким лежачим людям, вместе с другими прихожанками из сестричества ходила в одну из одинцовских больниц. Увидела и ужаснулась, насколько остро стоит вопрос ухода за беспомощными лежачими людьми. Какая это глобальная боль и проблема. Сколько одиноких людей страдает и буквально гниет дома без помощи. А квалифицированный патронажной службы просто нет. Сиделок нет. Сестричество в больнице тоже оказывало в основном духовную поддержку.

 

Елена стала обсуждать с батюшкой и с руководством больницы создание волонтерской патронажной службы, которая могла бы оказывать помощь у постели больного. Такая патронажная служба, знала она, есть при московской православной службе помощи «Милосердие». Они помогают одиноким людям: за счет жертвователей оплачивают квалифицированных сиделок и патронажных сестер. В Одинцове ничего подобного не существовало.

 

«Нам учить некогда»

 

Главврач больницы остудил энтузиазм волонтеров: «И кто будет приходить к больным? Что за добровольцы — просто первые попавшиеся люди с улицы? Как мы вас подпустим к больным? Что вы умеете, что знаете? Вы понимаете, что неправильными действиями можно навредить? Не так покормить или не так повернуть — и человек умрет».

 

Слова доктора вонзались кинжалом. Елена говорит, что сначала обижалась: ну как же, вот они готовы добровольно и бесплатно приходить горшки выносить, мыть, кормить, стирать — а их не пускают! А потом поняла, что доктор прав. Что был уже случай, когда бабушку неправильно поили, она поперхнулась, и это спровоцировало повторный инсульт. Что сначала волонтеров нужно обучить, а потом пускать в отделение. Вот только учить неофитов было некому. Штатный медперсонал перегружен и не заинтересован. Старшая медсестра, скривившись, процедила: «Нам учить некогда. А вы пребываете в фантазиях и не понимаете, с чем придется сталкиваться, ухаживая за реальными больными».

 

В каждой квартире, куда приходила помогать, переодевать, мыть, ухаживать. Видела боль, отчаяние, загнанных родственников и обреченность в домах одиноких забытых стариков. «Однажды пришла к одинокой женщине, которая слегла после инсульта. За ней никто не ухаживал. Заходила покормить только бывшая невестка. Она лежала на низком неудобном раскладном диване и просто тихо страдала. У нее были такие страшные пролежни. Не представляю, почему в современном мире человека вынуждают так страдать. Почему в России считается, что пролежни — это что-то естественное? Что это просто часть процесса угасания? С этим ничего нельзя поделать, и лечить никто не будет», — возмущается Елена.

 

Оказаться прикованным к постели может каждый. Очень страшно, когда ты не можешь даже пойти в туалет, если вдруг захотелось. Когда весь мир сворачивается на твоей постели и ты полностью зависишь от других людей.

 

Близким лежачего больного тоже страшно. Уход за обездвиженным человеком — очень непростая задача и требует не только времени, но и специальных знаний. Как перемещать больного, чтобы не причинить боль и увечья, как купать, как кормить? Многие не знают про специальные матрасы, современные средства ухода, про профилактику пролежней. Что пролежни — это катастрофа, их быть не должно.

 

А пожилая женщина со страшными ранами только дико кричала: «Оставьте меня!», когда Лена с еще двумя добровольцами пытались ей помочь. Терапевт из поликлиники в госпитализации отказала и посоветовала мазать раны зеленкой.

 

Учиться, чтобы помогать

 

«Год мы бились-бились и ни к чему не пришли. Учить нас некому, а без учебы не пускают», — вспоминает Елена. Она пошла штурмовать местный минздрав, соцзащиту, писала письма во все инстанции: большому густонаселенному Одинцовскому району, где сотни лежачих больных, очень нужна своя патронажная служба и обучение. Объясняла, что всего за пять-десять тренингов, которые смогут пройти родственники и добровольные помощники, они получат навык ухода за лежачим больным, который изменит жизнь всей страдающей семьи к лучшему. Ведь многие ухаживающие после нескольких лет заботы о лежачих близких сами становятся инвалидами: бессонные ночи, неправильное таскание, психологическое выгорание.

 

Елена решила, что не сдастся. Раз никто не хочет помогать — будут всё делать сами. Должен же быть кто-то, кто сможет научить.

 

Школу патронажного ухода «Внимание и забота» Елена просто нагуглила, когда искала, кто же может научить. «Прочитала их полноценную программу обучения из шести модулей и поняла, что это именно то, что нужно. Максимум практики, современные методики, которые может освоить человек любого возраста и образования». Елена записалась и пошла учиться. Уже на первом занятии, где объясняют, как правильно перемещать лежачего человека, Лена поняла, какой пыткой для тети были все ее действия. Оказалось, что при грамотном подходе уход за лежачим больным не требует столько сил и времени.

 

«У нас в группе был мужчина, который уже пять лет ухаживает за своей мамой. Чувствовалось, как он ее любит и как все эти годы о ней заботился. Когда нам показывали, как правильно перестилать постель, как использовать противоскользящие простыни, у него буквально слезы на глазах были. Потому что он понял, что до тренинга делал все не так. Пять лет мучился, а всего за три часа понял, как облегчить себе и маме жизнь. И я подумала: сколько здоровья, сил, радости жизни можно было бы сохранить и больным, и родственникам, и сиделкам, пройдя это обучение!»

 

Школу патронажного ухода «Внимание и забота» создали, объединившись, фонд помощи взрослым «Живой» и фонд помощи людям с БАС (боковой амиотрофический склероз) «Живи сейчас». Подопечные этих фондов в большинстве своем — это лежачие больные. Их родственники регулярно обращались в фонды с просьбой помочь найти хорошую сиделку, и стало ясно: на рынке квалифицированных сиделок просто нет. Даже медсестры часто не владеют всеми тонкостями помощи лежачим пациентам.

 

Несколько лет ушло на поиск российских специалистов, которые работают по западным методикам. Привлекали иностранных профессионалов, собирали информацию о современных способах перемещения, гигиены, кормления больных и методах психологической поддержки и предотвращения выгорания ухаживающих. Провели несколько занятий для родственников и поняли: надо расширяться.

 

За первый год работы Школа патронажного ухода планирует провести 60 семинаров и тренингов и обучить около 1000 человек.

Источник: https://snob.ru/profile/30601/blog/139189?utm_source=vk&utm_medium=social&utm_campaign=takiedela&utm_content=blog
Обсудить в форуме - http://www.mal-kuz.ru/forum/viewtopic.php?f=70&t=34940

 
 

 

 

Кто на сайте

Сейчас 49 гостей онлайн