Говорят дети!

Подборка 29 мая - 08 августа 2020 г

мама Счастья, 29 май 2020:

 

"Мальчики - это такие же девочки, только с обрезанными волосами"

***

 

Eleina, 03 июн 2020:

 

А у нас сегодня юный мичуринец выявился - дочь, почти 5 лет, съела яблоко и выдала: "А я вот эти косточки, которые от яблока остались, завтра в землю положу, полью, закопаю, а потом у меня там вырастет...(пауза, восторг в глазах и с придыханием)...арбуз!"

***

 

мама Счастья, 09 июн 2020:

 

Вернулись старшие дети с прогулки. Дочь: "Мама, у меня был выбор: или остаться на дереве совсем мертвой, или порвать штаны. Ты что выбираешь? Я выбрала спрыгнуть." С последними слова поворачивается спиной, а я понимаю, что означенный предмет гардероба спасти не удастся... А ещё, что нужна вата и перекись водорода.

***

 

anna_lomakova, 26 июн 2020:

 

Соседи взяли котенка, и сегодня Катя с дочкой этих соседей водили этого котенка гулять. Рассказ очевидца (то есть, Кати): "Мама, сначала этот котенок был нормальным человеком, а потом как начал лезть под машину! Совсем с ума сошел!"

***

 

Valkiriya, 26 июн 2020:

 

Алиса 6л

Когда я была белочкой я шла по дорожке наступила на ядовитый гриб и заболела ветрянкой

***

 

Harisma, 27 июн 2020:

 

Ходим с внучкой 4г. по магазину, я читаю этикетки.

- Баб, что ищешь?

- Тоник для лица.

- Их вон много, бери любой.

- Мне нужен успокаивающий.

- У тебя что, лицо нервное? :crazy:

- Да,у него глаз дёргается :D

***

 

CoolYoMa, 30 июн 2020:

 

Дочь, 11 лет

- Ты думаешь я трусиха? Я знаешь какая смелая! Я могу спать без одеяла и не бояться что кто-то за ногу схватит. Потому что никого нет в комнате. Да же? Там и щель маленькая за кроватью, никто не сможет пролезть из духов...

***

 

Yona, 30 июн 2020:

 

Дочь, 9 лет

Шагаем мимо сквера Жукова, неподалеку группа дам в возрасте занимаются аэробикой под музыку Backstreet boys, посмотрела она на них и выдала: дааа, похоже это группа непопулярных лайкеров...

 

Бульвар героев, часовня. О маленькая церковь! Я отвечаю, что это называется часовней. Задумалась. Там чо время спрашивают?

***

 

CoolYoMa, 15 июл 2020:

 

Дочь сокрушается: эх, не хочет Володя (17 лет брату) тату делать... и волосы красить. Не в меня пошёл...

***

 

Valkiriya, 16 июл 2020:

 

Алиса 6л

- доча, ты пижаму случайно наизнанку надела?

- нет, так теплее :D

***

 

мама Счастья, 16 июл 2020:

 

Дочь (6 лет. Сокрушенно) : " Что-то мне не нравятся друзья брата . За кого буду замуж выходить ..."

***

 

Mamagala, 07 авг 2020:

 

Дочь(18 лет - ну а что - детё же моё :D ) сделала макияж.

Я рассматриваю.

- Ой как красиво глазки накрасила, и щёчки, и.... носик.. нос?

Хохочет.

- И нос!

У меня в голове: "Они и нос теперь красят? Я не стар - я супер стар!"

***

 

anna_lomakova, 08 авг 2020:

 

Дочь, 3 года, показывает мне свою куклу: Мама, смотри какая у меня ХЕЯ! Ее зовут девочка! :D

***

 

CoolYoMa, 08 авг 2020:

 

Идёт мужчина в майке спортивной с номером 7.

Я: Лиза, смотри, парень с номером на майке.

Лиза: может это подписано какой он по счету муж у своей жены?

Праздники России

Как убивать справедливо. Почему Верховный суд США не дал гарантий безболезненной казни PDF Печать E-mail
Автор: Administrator   
25.05.2019 09:41



Из-за горячих дискуссий по поводу смертной казни, которые идут в США, судам приходится отвечать на сложные юридические и философские вопросы о жизни и смерти. И главные из них — кто же все-таки вправе отнимать у человека жизнь и можно ли умереть без страданий
Вначале апреля Верховный суд США вынес решение по апелляции приговоренного к смертной казни Рассела Баклю. Оно дополнительно поясняет, как именно в законном порядке можно наказать человека лишением жизни. Теперь известно, что американская правовая система не гарантирует безболезненную казнь приговоренного.
Убийца и насильник Рассел Баклю был приговорен к смертной казни в штате Миссури еще в 1997 году. Долгие годы он вместе с другими приговоренными к смерти заключенными пытался оспорить метод смертной казни, который должны были к ним применить. Баклю и его адвокаты утверждали, что смертельная инъекция, применяемая в Миссури, — мучительный способ лишения жизни, а значит, попадает под Восьмую поправку конституции США, запрещающую федеральным и местным властям США применять «жестокие и необычные наказания». Когда американские суды, несмотря на несколько исков, поданных с разной мотивировкой, отказались считать инъекцию мучительным наказанием, Баклю решил доказать, что этот способ казни будет мучительным именно для него из-за специфического заболевания, которому он подвержен. У Баклю выявлена кавернозная ангиома — доброкачественная опухоль, развивающаяся как скопления наполненных кровью полостей под кожей, либо во внутренних органах. Чаще всего такие опухоли не опасны. Однако, по утверждению Баклю, после введения инъекции эти полости могут прорваться и привести к внутренним кровотечениям, заставив его захлебываться собственной кровью.
Тем не менее судьи Верховного суда США большинством в один голос (5 к 4) посчитали, что иск Баклю необоснован. Они исходят из того, что запрещенные конституцией «мучительные наказания» — это меры, которые «дополнительно» увеличивают страдания приговоренного либо специально унижают его. Но это не значит, что казнь должна быть гарантированно безболезненной. Иными словами, власти не собираются специально мучить казнимого, но давать гарантию, что во время казни он не будет испытывать никаких нежелательных ощущений, также не обязаны.
В 1996 году Баклю несколькими выстрелами убил нового сожителя бросившей его подруги, ворвавшись в его жилище и пытаясь также застрелить его малолетнего сына, а затем заковал бывшую подругу в наручники, увез ее на автомобиле и изнасиловал на заднем сиденье. После решения Верховного суда он предположительно будет казнен, спустя 23 года, которые длилось разбирательство его дела. На все его иски можно смотреть как на попытки не вызывающего симпатий преступника любой ценой избежать исполнения законного приговора. И все же в результате судебной власти США пришлось сформулировать определенную позицию в трудном вопросе о том, как в современном обществе наказывать человека смертью. Теперь решено, что возможная боль умирающего сама по себе не является препятствием для казни. Она всего лишь не должна быть намеренной или избыточной.
Для того чтобы рассмотрение вопроса о праве отнять у человека жизнь по решению власти дошло до столь тонких разбирательств на грани правоведения, философии и антропологии, должны сложиться особые условия. Если, подобно султанату Брунея, в законодательство вводится норма о побивании камнями за гомосексуальные отношения, супружескую измену или гетеросексуальный анальный секс вне брака, очевидно, обсуждать приходится не то, где именно проходит грань между мучительной и безболезненной казнью (и лишь высказывать осторожную надежду, что дикая норма вводится не для того, чтобы применять ее на практике). В случае Ирана, говоря о смертной казни, приходится, например, рассуждать о разных шансах мужчин и женщин выжить при забивании камнями: приговоренных к такой казни женщин закапывают в яму по шею, а мужчин — только по пояс, при этом в ряде случаев жертву, сумевшую живой выбраться из ямы, полагается освобождать. Даже при единичности подобных наказаний в современном Иране говорить приходится о принципиальной возможности мучительной средневековой практики, санкционированной государством.
Возможно, принципиальный отказ от смертной казни — как это произошло в странах Евросоюза — также освободит юристов и общество от необходимости размышлять о том, как государство может справедливо убить человека. Если казнь признается негуманным и недопустимым актом, то снимаются и вопросы о том, как и к кому ее применять. Хотя едва ли это само по себе сделает систему допустимых наказаний гуманной. Грустное и убедительное подтверждение этому — Россия с ее бессрочным мораторием на смертную казнь.
Америка не согласилась отменить смертную казнь. Но этот вопрос разделил ее общество, политический класс и юристов
Америка не согласилась отменить смертную казнь. Но этот вопрос разделил ее общество, политический класс и юристов. Отношение к тому, имеет ли право государство приговаривать человека к смерти, стало одним из важных маркеров, по которым либералы и консерваторы могут отличить «своего». Со своей сильной юридической культурой и в условиях, когда общество расколото по многим другим ценностным вопросам (например, по вопросу права на аборт, свободного владения оружием, расового равенства), США довели дебаты о процедуре и возможных основаниях для смертной казни до фундаментальных вопросов, на каждый из которых должен быть получен ответ.
Наряду с делом Баклю Верховному суду США недавно пришлось отвечать и еще на один вопрос: допустима ли казнь преступника, теряющего рассудок. Вопрос возник в связи со случаем Вернона Мэддисона. Свое преступление — убийство полицейского и покушение на убийство бывшей подруги — Мэддисон совершил еще в 1985 году. Его дело рассматривалось несколько раз, но решения отменялись из-за несоблюдения различных формальностей. За время многолетнего заключения приговоренный к казни Мэддисон пережил несколько инсультов и впал в слабоумие, сейчас он совершенно не помнит обстоятельств убийства, малоадекватно воспринимает реальность и совершенно беспомощен физически. Адвокаты Мэддисона пытались апеллировать к решению Верховного суда по делу «Панетти против Кватермана» от 2007 года. Тогда суд признал недопустимым казнить осужденных с ментальными нарушениями, неспособных осознать причину, по которой их отправляют на смерть.
Однако случай слабоумия Мэддисона был признан особым: хотя он забыл о совершенном убийстве и не помнит, как стоят буквы в алфавите после G, он тем не менее понимает, что находится в тюрьме и приговорен к смерти. А потому — как решил Верховный суд США — казнь не станет для него неожиданностью.
Едва ли решения, вынесенные высшей судебной властью Америки, покажутся бесспорными всем гражданам США и наблюдателям из других стран. Но, видимо, любой честный разговор о санкционированном государством убийстве в конечном итоге выходит именно на такие зыбкие основания, когда в вопросе наказания даже самого отвратительного преступника на первое место выходит физиология — способность организма испытывать боль, страдать от различных болезней и просто со временем приходить в расстройство и умирать без вмешательства палачей. В случае, когда для избежания ошибок и ответа на все возможные возражения дела приговоренных к смерти могут рассматриваться и пересматриваться в течение десятков лет, весомый голос в вопросе о законном лишении человека жизни получает его смертная природа, которая может отнять эту жизнь самостоятельно, не спрашивая мнения суда. Иногда это называют «судьбой» — но, в конце концов, «судьба» и является конечной наградой и наказанием для каждого.

Из-за горячих дискуссий по поводу смертной казни, которые идут в США, судам приходится отвечать на сложные юридические и философские вопросы о жизни и смерти. И главные из них — кто же все-таки вправе отнимать у человека жизнь и можно ли умереть без страданий

 

Вначале апреля Верховный суд США вынес решение по апелляции приговоренного к смертной казни Рассела Баклю. Оно дополнительно поясняет, как именно в законном порядке можно наказать человека лишением жизни. Теперь известно, что американская правовая система не гарантирует безболезненную казнь приговоренного.

 

Убийца и насильник Рассел Баклю был приговорен к смертной казни в штате Миссури еще в 1997 году. Долгие годы он вместе с другими приговоренными к смерти заключенными пытался оспорить метод смертной казни, который должны были к ним применить. Баклю и его адвокаты утверждали, что смертельная инъекция, применяемая в Миссури, — мучительный способ лишения жизни, а значит, попадает под Восьмую поправку конституции США, запрещающую федеральным и местным властям США применять «жестокие и необычные наказания». Когда американские суды, несмотря на несколько исков, поданных с разной мотивировкой, отказались считать инъекцию мучительным наказанием, Баклю решил доказать, что этот способ казни будет мучительным именно для него из-за специфического заболевания, которому он подвержен. У Баклю выявлена кавернозная ангиома — доброкачественная опухоль, развивающаяся как скопления наполненных кровью полостей под кожей, либо во внутренних органах. Чаще всего такие опухоли не опасны. Однако, по утверждению Баклю, после введения инъекции эти полости могут прорваться и привести к внутренним кровотечениям, заставив его захлебываться собственной кровью.

 

Тем не менее судьи Верховного суда США большинством в один голос (5 к 4) посчитали, что иск Баклю необоснован. Они исходят из того, что запрещенные конституцией «мучительные наказания» — это меры, которые «дополнительно» увеличивают страдания приговоренного либо специально унижают его. Но это не значит, что казнь должна быть гарантированно безболезненной. Иными словами, власти не собираются специально мучить казнимого, но давать гарантию, что во время казни он не будет испытывать никаких нежелательных ощущений, также не обязаны.

 

В 1996 году Баклю несколькими выстрелами убил нового сожителя бросившей его подруги, ворвавшись в его жилище и пытаясь также застрелить его малолетнего сына, а затем заковал бывшую подругу в наручники, увез ее на автомобиле и изнасиловал на заднем сиденье. После решения Верховного суда он предположительно будет казнен, спустя 23 года, которые длилось разбирательство его дела. На все его иски можно смотреть как на попытки не вызывающего симпатий преступника любой ценой избежать исполнения законного приговора. И все же в результате судебной власти США пришлось сформулировать определенную позицию в трудном вопросе о том, как в современном обществе наказывать человека смертью. Теперь решено, что возможная боль умирающего сама по себе не является препятствием для казни. Она всего лишь не должна быть намеренной или избыточной.

 

Для того чтобы рассмотрение вопроса о праве отнять у человека жизнь по решению власти дошло до столь тонких разбирательств на грани правоведения, философии и антропологии, должны сложиться особые условия. Если, подобно султанату Брунея, в законодательство вводится норма о побивании камнями за гомосексуальные отношения, супружескую измену или гетеросексуальный анальный секс вне брака, очевидно, обсуждать приходится не то, где именно проходит грань между мучительной и безболезненной казнью (и лишь высказывать осторожную надежду, что дикая норма вводится не для того, чтобы применять ее на практике). В случае Ирана, говоря о смертной казни, приходится, например, рассуждать о разных шансах мужчин и женщин выжить при забивании камнями: приговоренных к такой казни женщин закапывают в яму по шею, а мужчин — только по пояс, при этом в ряде случаев жертву, сумевшую живой выбраться из ямы, полагается освобождать. Даже при единичности подобных наказаний в современном Иране говорить приходится о принципиальной возможности мучительной средневековой практики, санкционированной государством.

 

Возможно, принципиальный отказ от смертной казни — как это произошло в странах Евросоюза — также освободит юристов и общество от необходимости размышлять о том, как государство может справедливо убить человека. Если казнь признается негуманным и недопустимым актом, то снимаются и вопросы о том, как и к кому ее применять. Хотя едва ли это само по себе сделает систему допустимых наказаний гуманной. Грустное и убедительное подтверждение этому — Россия с ее бессрочным мораторием на смертную казнь.

 

Америка не согласилась отменить смертную казнь. Но этот вопрос разделил ее общество, политический класс и юристов

 

Америка не согласилась отменить смертную казнь. Но этот вопрос разделил ее общество, политический класс и юристов. Отношение к тому, имеет ли право государство приговаривать человека к смерти, стало одним из важных маркеров, по которым либералы и консерваторы могут отличить «своего». Со своей сильной юридической культурой и в условиях, когда общество расколото по многим другим ценностным вопросам (например, по вопросу права на аборт, свободного владения оружием, расового равенства), США довели дебаты о процедуре и возможных основаниях для смертной казни до фундаментальных вопросов, на каждый из которых должен быть получен ответ.

 

Наряду с делом Баклю Верховному суду США недавно пришлось отвечать и еще на один вопрос: допустима ли казнь преступника, теряющего рассудок. Вопрос возник в связи со случаем Вернона Мэддисона. Свое преступление — убийство полицейского и покушение на убийство бывшей подруги — Мэддисон совершил еще в 1985 году. Его дело рассматривалось несколько раз, но решения отменялись из-за несоблюдения различных формальностей. За время многолетнего заключения приговоренный к казни Мэддисон пережил несколько инсультов и впал в слабоумие, сейчас он совершенно не помнит обстоятельств убийства, малоадекватно воспринимает реальность и совершенно беспомощен физически. Адвокаты Мэддисона пытались апеллировать к решению Верховного суда по делу «Панетти против Кватермана» от 2007 года. Тогда суд признал недопустимым казнить осужденных с ментальными нарушениями, неспособных осознать причину, по которой их отправляют на смерть.

 

Однако случай слабоумия Мэддисона был признан особым: хотя он забыл о совершенном убийстве и не помнит, как стоят буквы в алфавите после G, он тем не менее понимает, что находится в тюрьме и приговорен к смерти. А потому — как решил Верховный суд США — казнь не станет для него неожиданностью.

 

Едва ли решения, вынесенные высшей судебной властью Америки, покажутся бесспорными всем гражданам США и наблюдателям из других стран. Но, видимо, любой честный разговор о санкционированном государством убийстве в конечном итоге выходит именно на такие зыбкие основания, когда в вопросе наказания даже самого отвратительного преступника на первое место выходит физиология — способность организма испытывать боль, страдать от различных болезней и просто со временем приходить в расстройство и умирать без вмешательства палачей. В случае, когда для избежания ошибок и ответа на все возможные возражения дела приговоренных к смерти могут рассматриваться и пересматриваться в течение десятков лет, весомый голос в вопросе о законном лишении человека жизни получает его смертная природа, которая может отнять эту жизнь самостоятельно, не спрашивая мнения суда. Иногда это называют «судьбой» — но, в конце концов, «судьба» и является конечной наградой и наказанием для каждого.

Источник: https://snob.ru/entry/175034/?utm_source=vk&utm_medium=social&utm_campaign=snob&utm_content=column
Обсудить в форуме - http://mal-kuz.ru/forum/viewtopic.php?f=51&t=37271

 
 

 

 

Кто на сайте

Сейчас 29 гостей онлайн